4 заметки с тегом

Рейнгерц М. Г.

Силуэт дома очень выразителен и играет важную градостроительную роль в перспективе Ланжероновской благодаря шатру в угловой части, по форме напоминающему перевернутый бокал. Внутреннее убранство сдержано, однако образец перил, установленных в подъездах, можно встретить нечасто. Дом огромен и располагает двумя большими внутренними дворами. Здание вошло в историю благодаря располагавшемуся в нем известному кафе Робина.

Тип здания: доходный дом
Стиль: модерн
Архитектор: М. Г. Рейнгерц
Дата строительства: 1904-1910
Статус: памятник истории и архитектуры местного значения
Второй адрес: Ланжероновская, 24

Общий вид

Общий вид

Фрагмент перил в подъезде со стороны Екатерининской

Авторы

cover

Большая Арнаутская, 91

Небольшой дом, занимающий по ширине фасада на красной линии половину стандартного участка, имеет характерные черты, которые присущи творчеству Леонида Чернигова. Над воротами расположена комната дворника, а первый этаж был предназначен для размещения торговых помещений. Однако определение фактического автора проекта все равно остается проблематичным.

Тип здания: жилой дом с доходными квартирами
Стиль: орнаментальный модерн, модернизированная эклектика
Архитектор: неизвестен (вероятнее всего, Л. М. Чернигов или М. Г. Рейнгерц)
Дата строительства: после 1900 г.
Статус: памятник архитектуры местного значения

Главный фасад

Общий вид
Общий вид

Во второй половине XIX века, данным участком владел И. Т. Григорьев. В адресно-справочных книгах 1890-х годов указывалось, что купец 2-й гильдии, Иван Тимофеевич Григорьев держал склад масла по этому адресу в собственном доме. В 1890-е годы еще один купец 2-й гильдии Иван Ермилович или Ермолаевич Григорьев по этому адресу торговал маслами и русским товаром (категория товара в рекламе не уточнялась). Кроме того в доме Григорьева купец 2-й гильдии Хаим Беньяминов Комберг вел бакалейную торговлю. На рубеже XIX-XX веков некая Хая Мордковна Портер открыла здесь книжный магазин, а в 1900-е годы бакалейно-колониальные товары предлагал купец 2-й гильдии Зейлик Шмарьев Кофман. Позднее Д. Зиньковецкий и Т. Эльфант торговали здесь маслами, а одну из квартир арендовал под жилье купец 2-й гильдии И. П. Розенблат.

В 1904 году участок Григорьева переходит к Мотелю-Абраму Менделевичу Сапожнику, одесскому купцу 2-й гильдии, сколотившему капитал на торговле галантереей и скобяными изделиями. Учитывая стилистические особенности существующего дома, его сооружение заказал именно М.-А. М. Сапожник. В перечне памятников культурного наследия Одессы утверждается, что дом был построен в конце XIX в. Однако до 1900-го года в Одессе модерн практически не встречается («Чаеразвесочная фабрика Высоцкого» являет собой редчайшее исключение).

В 1910-е годы в новом доме Сапожника располагался склад растительных масел торгового дома из Кишинева «Г. и Б. Шейнберг» (владельцы потомственные почетные граждане Герш и Борух Гершевич Шейнберги), водопроводные принадлежности можно было приобрести у Ш. Б. Шнайдена а искусственные цветы — у Рухли Мотелевны Дрезельс.

Безусловно, дом относится к раннему модерну, о чем говорят компоновка, сандрики последнего этажа и оконные проёмы, лестничные перила эклектического дизайна и обилие применения цветочного декора.

Привлекают внимание также ограждения балконов, выполненные в необычной для Одессы технике с добавлением профилей из металлического листа. Аналогичные перила украшают один из балконов во дворе дома Кориман, располагающегося по той же стороне улицы, через три номера на углу Преображенской.
На третьем этаже располагается балкон стандартной ширины, на втором — вдвое больший.

Балконы

Малый балкон третьего этажа Большой балкон второго этажа

Между вторым и третьим этажами вертикальные оси подчёркнуты филёнками, очень типичными для стиля
Чернигова.

Филёнка между вторым и третьим этажами

Две крайних левых оконных оси приходятся на арку проезда и выделены ризалитом, который венчается портиком в декоративном ключе модерна.

Ризалит арки проезда

Вид снизу вверх Общий вид оформления третьего этажа Фронтон Ренессансные окна второго этажа Филёнка между окнами второго и третьего этажей

Арка проезда

Общий вид Общий вид Окна помещения дворника

Оригинальные ворота сохранились наполовину и ныне спрятаны за новыми — из монолитного металлического листа.

Ворота

Створки Фрагмент оформления

Створки старых ворот несколько похожи на те, что можно встретить в домах Чернигова.

Оформление ризалита скорее эклектическое. Например, окна второго этажа имеют ренессансную форму наличников, а непосредственно под фронтоном расположены две плиты, отдаленно стилизованные под рокайли. Такие же плиты выделяют и остальные оконные оси.

Различные элементы декора главного фасада

Плита-филёнка Аттик и кронштейны Подоконная филёнка

Со стороны двора видно, что дом действительно небольшой, на каждом этаже могла быть расположена одна или две квартиры.

Дворовой фасад

Общий вид Ризалит арки

Арка проезда здесь также выделена ризалитом, в котором располагается лестничная клетка подъезда. Вход в подъезд расположен непосредственно в арке. Рисунок оригинальных лестничных перил похож на таковые в доме Скаржинской (арх. М. Рейнгерц), который начали строить в 1906-м году, а закончили в 1910-м.

Подъезд

Перила, входной пролёт Перила Перила Перила Перила

Возвращаясь к оформлению дворового фасада, стоит упомянуть достаточно необычную филёнку, украшающую ризалит между окнами второго и третьего этажей. Со стороны двора видно и надстроенный этаж, вероятно, появившийся в советские годы. В крыле, расположенном перпендикулярно лицевому фасаду, находится лестница чёрного хода.

Использованная литература и архивы

Авторы

cover black

Нежинская, 66

Красивейший доходный дом Е. Косаговской — один из лучших примеров редкого для Одессы орнаментального модерна и настоящее украшение последнего квартала улицы Нежинской.

Тип здания:

  • доходный дом

Стиль:

  • орнаментальный модерн
  • декоративный модерн
  • «египетский стиль»

Архитектор:

  • М. И. Линецкий или М. Г. Рейнгерц

Дата строительства:

  • до 1905 г.

Статус:

  • памятник архитектуры местного значения

Общепринятое наименование:

  • «Дом с совой»

Местоположение:

вулиця Ніжинська, 66, Одеса, Одеська область, Україна

 

Главный фасад

Общий вид

Архитектура дома на Нежинской, 66, являющегося великолепным образцом раннего одесского модерна, красноречиво указывает на приблизительные годы строительства. Однако ни дата постройки, ни архитектор в точности не известны. Учитывая стилистические черты здания, авторство архитекторов М. И. Линецкого или М. Г. Рейнгерца является наиболее вероятным, причем дом мог быть спроектирован как кем-то одним, так и в соавторстве.

Общий вид

Поскольку, как уже указывалось, год строительства неизвестен, однозначно выяснить имя исторического владельца (заказчика) не представляется возможным. Начиная с 1900 года, участок менял владельцев несколько раз. Согласно адресной справочной литературе за первую половину 1900-х годов, в 1901—1903 годах участок принадлежал И. Мееру и другим. Впоследствии он перешел к Е. Косаговской и Никитиной (без инициалов), а в 1905 году Е. Косаговская указывается как единственная владелица дома, вероятно, уже выстроенного к тому времени.

Также вполне вероятно, что в процессе строительства участок выкупался Косаговской по частям, что отчасти объясняет путаницу и большое количество владельцев за короткий период времени.

Общий вид

Проект большого и изысканного доходного дома мог быть заказан М. И. Линецкому (или М. Г. Рейнгерцу) еще И. Меером, однако архитектура здания представляет собой достаточно зрелый образец стиля, что для 1901 года не свойственно. Вероятнее всего, основные строительные работы пришлись на 1902—1903 годы и начатое И. Меером строительство было завершено уже Е. Косаговской. Поэтому такое наименование как «доходный дом Е. Косаговской» хоть и условно, но наиболее близко к истине.

От предыдущей застройки участка не сохранилось практически ничего, кроме водосборного колодца во дворе. В доме, снесенном под строительство дома Косаговской в 1890-е годы проживал преподаватель Николай Васильевич Катаев, которому известный писатель Валентин Петрович Катаев приходился племянником.

Сам же дом Косаговской выдающимися историческими фактами в своей биографии похвастать не может, хотя в стенах красивого и престижного здания не брезговали квартировать различные фирмы и частные специалисты.

В доме располагались агентство компании «Миранская Р. и Ко», переплетная и футлярная мастерская А. Глезер, редакция ежемесячного медицинского журнала «Акушерка» и арендовал конторские помещения редактор-издатель доктор П. М. Амброжевич.

В 1910-е годы в доме вели прием специалисты по кожным, мочеполовым и венерическим болезням доктора О. Д. Рубинштейн и С. С. Яковлев, принимавшие горожан обоих полов в разные дни. Здесь они были не единственными специалистами в области медицины, поскольку больных принимали также доктор Э. Л. Шапиро и зубной врач Л. Н. Гузь.

Квартиры в доме были не из дешевых и достаток квартиросъемщиков вполне соответствовал прейскуранту. Среди них стоит упомянуть помощника присяжного поверенного М. Н. Джугели, заведующего контролем по расходу Русского общества пароходства и торговли В. Е. Вакхевича и служащего Одесского купеческого и промышленного общества взаимного кредита Д. Д. Родонаки.

Последним дореволюционным владельцем дома являлся Н. Н. Косаговський, имя которого указывается в справочных изданиях газеты «Одесские новости» за 1910-е годы. Советский период истории обернулся для здания уплотнением и перестройкой огромных многокомнатных квартир в коммунальные. На рубеже 1940—50-х годов здесь разместилась артель «Труд» Облтекстильшвейпромсоюза.

Дом Косаговской. Фото: Владимир Георгиевич Никитенко, 1970-е годы

В наши дни здание входит в некоторые туристические маршруты благодаря не только яркой архитектуре, но и размещенному в глубине двора небольшому музею истории евреев.

Бывший доходный дом Е. Косаговской занимает участок значительной ширины и глубины, периметрально застроенный тремя крыльями. Главный фасад, изобилующий причудливой и смелой по исполнению лепниной имеет в ширину шестнадцать оконных осей. Композиция фасада строго симметрична, центральные две оси занимает неглубокий, но массивный по очертаниям ризалит.

Центральный ризалит, вид снизу вверх

В ризалите оборудована проездная арка, оформленная со стороны улицы в виде монументального портала. Портал пышно декорирован с использованием стилизованных изображений крыльев и мотива «удар бича», свойственного для модерна раннего и переходного периодов и в творчестве обоих архитекторов в 1900-е годы встречающегося повсеместно.

Портал арки проезда

Общий вид

Общий вид Общий вид
Портал, деталь Портал, замковый камень

Дизайн утраченных ворот гармонично дополнял оформление портала. Окно дворницкой над проездом располагается относительно неглубоко и хорошо просматривается с улицы. К сожалению, его оригинальный переплет постигла та же участь, что и ворота, и теперь на этом месте «красуется» безликий металлопластик.

Все этажи здания, кроме полуподвального, декорированы очень пышно. Однако лучковые окна полуподвального этажа выделены пластичными по формам наличниками без лепнины, которые тем не менее сложно назвать строгими. Масштабность декора от этажа к этажу меняется по законам градиента. Лепные украшения постепенно измельчаются, становясь изысканнее, сочнее, пышнее.

Отделка полуподвального этажа

Простенки первого этажа отделаны строгим плоским рустом, который по замыслу должен был оттенять декор и усиливать пластику фасада в целом. Узкая (высотой в три камня) горизонтальная лента руста пересекает фасад во всю ширину и имеет продолжение на плоскости портала арки.

Окна первого этажа декорированы крупными сандриками в виде двух криволинейных консолей и строгой балки между ними. Лицевые плоскости консолей обогащены «ударами бича» и мотив этот встречается в оформлении фасада еще в нескольких вариациях.

В простенках над рустом расположены лепные вставки в общих чертах копирующие мотив замкового камня над проемом арки.

Отделка первого этажа

Одно из окон, его наличник с сандриком и простенки

Деталь простенка

Перекрытию между первым и вторым этажами соответствует строгий карниз без декора.
Сандрики окон второго этажа представляют собой изысканно выполненные лепные филенки синтезирующие египетские и традиционные модерновые растительные мотивы. Подоконные вставки очень пластичны по формам, но лепного оформления лишены.

Фрагмент фасадной плоскости второго и третьего этажей

Отделка второго этажа

Одно из окон, общий вид

Сандрик окна второго этажа и подоконник окна третьего

Окна третьего этажа лишены сандриков и обрамлены необычными наличниками в виде симметрично расположенных «деревьев» со свободным переплетением ветвей. Под карнизом протянут стилизованный фриз состоящий из вычурных филенок с маскаронами, каждая из которых соответствует одной из оконных осей основных фасадных плоскостей, кроме ризалита.

Филенки отделены друг от друга массивными консолями, на которые опирается мощный карниз дома. Струящиеся композиции консолей дополнены лепными элементами в виде «удара бича», составленного из параллельных древесных стволов. Такой декор уникален и в одесском модерне не имеет ни повторений ни прототипов.

Отделка третьего этажа

Фрагмент фасадной плоскости, наличники, филенки, консоли, карниз

Одно из окон, общий вид обрамляющей композиции Филенка с маскароном Консоль в простенке Консоль в простенке (крайняя)

Лепной декор центрального ризалита менее дробный и измельченный, но по изысканности не уступает декору остального фасада. Декор второго этажа представляет собой общий для двух окон сандрик, скомпонованный из нескольких более мелкомасштабных элементов. Подобные сандрики часто встречаются в раннем творчестве М. И. Линецкого. Их, например, можно увидеть на фасадах домов Луцкого (Маразлиевская, 2) и Шпенцера (Маразлиевская, 8).

Отделка центрального ризалита

Сдвоенный сандрик Геральдический элемент центральной части сандрика

Центром всей фасадной композиции дома можно назвать оформление третьего этажа. Карниз в этом месте приподнимается плавной волной и увеличивает высоту фасадной плоскости ризалита по отношению к остальному фасаду. Под карнизным изгибом, по центральной оси здания размещено большое антрессольное окно пластичной криволинейной формы, обрамленное по сторонам двумя пальмовыми ветвями.

Под окном, в месте схождения ветвей помещена мистическая скульптура совы, которой дом обязан своим простонародным наименованием.

Окна третьего этажа и антрессолей с пальмовыми ветвями и совой Окна третьего этажа и антрессолей с пальмовыми ветвями и совой

Сова и обрамление антрессольного окна

Дом увенчан аттиком средней высоты, который в центральной части фасада становится выше, а по оси ризалита дополняется тремя невысокими пилонами, на центральном из которых сохранилась большая геральдическая плита. Боковые пилоны декорированы по сторонам лепными композициями из сплетенных канатов и увенчаны каменными шарами.

Аттик центрального ризалита

Общий вид верхней части ризалита и фронтона, венчающего его

Центральный пилон аттика Боковой пилон аттика

Края фасадной плоскости дома, примыкающие к соседним зданиям оживляются крупными маскаронами и венчаются массивными пилонами-постаментами, на которых установлены большие декоративные чаши.

Крайний пилон с декоративной чашей

Характер отделки главного фасада повторяется в арке, однако элементы оформления здесь выполнены в более обобщенных формах. Высота проезда относительно небольшая, значительную часть внутреннего объема арки занимает дворницкая. Полную высоту, соответствующую проему с улицы, имеет только небольшой отрезок между воротами и окном дворницкой. Здесь оборудован вход в подъезд, над которым сохранился сдержанный но выразительный сандрик. Аналогичный сандрик для соблюдения симметрии размещен с другой стороны арки, но никаких дверных проемов он не украшает ввиду их отсутствия.

Арка проезда

Своды арки между воротами и дворницкой Фрамуга двери подъезда и сандрик над ней
Дверь подъезда, сохранившаяся нижняя часть створки Дверь подъезда, деталь Дверь подъезда, фрамуга

Общий вид со стороны двора

Отделка стены Отделка стены Отделка стены, деталь

Дверь квартиры первого этажа

Отделка подъезда, как и полагается изысканному доходному дому достаточно презентабельна. Протяженный двухмаршевый (второй марш небольшой, всего в пять ступеней) лестничный шлюз устроен в обход объема арки и ведет на лестничную клетку, расположенную на одной оси с аркой. Отделка шлюза отчасти перекликается с другим творением Линецкого — домом Луцкого на Маразлиевской, 2. Плоскость потолка шлюза разделена балками, покоящимися на изящных криволинейных консолях. В отделке стен присутствует множество рельефных деталей, включая маскароны в центральной верхней части простенков между консолями.

Из дома Луцкого Линецкий позаимствовал и кронштейны с маскаронами, на которые опирается мощная балка между пролетами.

Подъезд, шлюз

Общий вид от входа (уровень уличного светового окна) Общий вид от входа (уровень уличного светового окна)
Вид шлюза и потолка от входа Потолок, общий вид

Фрагмент сводов над входной площадкой

Филенка над входом Филенка над входом Филенка напротив входа Филенка напротив входа
Маскарон Маскарон Деталь Деталь консоли Отделка пилястры орнаментом Обриста Отделка пилястры орнаментом Обриста Консоль и пилястра Консоль и пилястра
Общий вид в сторону входа Общий вид в сторону входа Общий вид в сторону входа Общий вид в сторону входа

Общий вид со второй площадки

Орнаментированная бетоно-мозаичная площадка перед световым окном со стороны двора

Отделка стен лестничной клетки ограничивается только сандриком над проемом между шлюзом и лестницей, который в целом скопирован с сандрика над дверью подъезда.

Подъезд, лестничная клетка

Проем между шлюзом и лестничной клеткой, вид со стороны последней Проем между шлюзом и лестничной клеткой, сандрик

В остальном лестничная клетка очень аскетична, хотя впечатление сглаживается великолепными перилами очень редкого дизайна, выполненными в лучших традициях орнаментального модерна. Дорогие по исполнению, состоящие из отдельных секций перила еще раз подчеркивают статус дома.

Аналогичные перила в Одессе можно встретить только в доме Топуза на Еврейской, 4 и в доме на Нежинской, 56. Первый из них проектировался М. Г. Рейнгерцем и связь вполне объяснима, однако дом на Нежинской сооружен по проекту архитектора Ф. Э. Кюнера и причины наличия в нем перил разработки Рейнгерца не совсем ясны.

Вероятнее всего, Рейнгерц проектировал здание в соавторстве с Кюнером или перила были скопированы по личному желанию владельца. В пользу последнего предположения говорит тот факт, что топографически оба дома расположены достаточно близко друг к другу.
Сходства в убранстве не ограничиваются перилами, поскольку роскошные резные двери подъездов так же аналогичны. В доме Косаговской дверь сохранена, но находится в состоянии, ставящем под вопрос возможность ее реставрации.

Общий вид

Перила Перила Перила Перила Перила
Перила, деталь Перила, деталь

Перила, верхняя секция

Сама лестница весьма просторна, ступени выполнены из мрамора дорогих образцов. Межпролетные и этажные площадки изготовлены из бетономозаики и орнаментированы.

Орнаментированная бетоно-мозаичная площадка второго этажа Орнаментированная бетоно-мозаичная площадка второго этажа

Потолок лестничной клетки, как и стены, полностью лишен какой-либо отделки.

Потолок, общий вид

Квартирные двери традиционны, выполнены в стиле эклектики и выглядят несколько архаично.

Одна из квартирных дверей Одна из квартирных дверей, деталь

Двор дома просторен и застроен по сторонам Г-образным трехэтажным крылом, которое неразрывно с остальным домом и простым двухэтажным отдельно стоящим хозяйственным флигелем, в основу которого, возможно, легла постройка прежних времен.

Дворовые фасады

Общий вид тыльного фасада лицевого крыла Общий вид тыльного фасада лицевого крыла

Вид части тыльного фасада лицевого крыла, части бокового крыла

Дворовое крыло

Дверь подъезда тыльной части дворового крыла Световое окно подъезда тыльной части дворового крыла Один из балконов на стыке боковой и тыльной частей дворового крыла

Дверь лестницы (черного хода) бокового крыла

Правосторонний флигель (вероятно, служебный)

Дверь служебного флигеля Дверь служебного флигеля, деталь

Дворовое крыло оборудовано подъездом и черным ходом. В подъезде крыла установлены перила, аналогичные перилам главного подъезда. К тому же здесь сохранился элемент, отмечающий начало входного пролета. Сама лестничная клетка значительно теснее и по размерам внутреннего пространства скорее приближается к черному ходу, нежели к полноценному подъезду.

Подъезд дворового крыла

Перила, входной пролет Перила, элемент входного пролета

Перила

Перила, верхняя секция

Перила, деталь Перила, деталь Перила, деталь

Крепление перил

Световое окно

Черный ход крыла мало чем отличается от тысяч подобных ему в городе и оборудован бюджетной металлической лестницей с простыми эклектическими перилами. Удивительно, но в скромном хозяйственном флигеле на противоположной стороне двора установлены дорогие перила, аналогичные таковым в подъездах.

Перила черного хода дворового крыла

Подъезд служебного флигеля

Перила

Бетоно-мозаичный орнамент на входной площадке

Ручка квартирной двери Ручка квартирной двери, деталь Квартирный номерок

Отделка фасадов со стороны двора, разумеется, очень скромна и в упрощенном варианте напоминает отделку дворовых фасадов все того же дома Луцкого, сходство с которым начинается с массивных оконных наличников с замковыми камнями и оканчивается башнеподобным угловым ризалитом на стыке крыльев. Фасадная плоскость дворового крыла оживляется и большим, шириной в три оси, ризалитом, который сдвинут вправо по отношению к ее центру.

В оформлении дворовых фасадов стоит выделить также оригинальные переплеты световых окон лестничных клеток и эклектические балконные ограждения. К слову, в отличие от балконов главного фасада, балконы со стороны двора в основном сохранили оригинальные ограждения.
В глубине двора со времен существования предыдущего дома сохранился вышеупоминавшийся колодец с мраморным навершием и воротком, на каркасе которого видна дата «1861». Техника ее исполнения, однако, вызывает сомнения в ее аутентичности.

Колодец

Общий вид

Дата на оголовке

В завершение не будет преувеличением отметить, что доходный дом Е. Косаговской, относящийся к раннему орнаментальному модерну чрезвычайно ценен с архитектурной точки зрения, поскольку домов подобного стиля в городе не так уж и много. Сдержанный и зачастую бюджетный одесский модерн представлен преимущественно образцами его рациональных или ретроспективных течений. Немало в городе и модернизированной эклектики, однако зданий, выполненных в формах какого-либо из ранних направлений модерна до наших дней дошло от силы десятка два, что несомненно резко повышает их культурную ценность.

Наряду с такими шедеврами стиля, как доходные дома Вургафта и Луцкого или гостиница «Большая Московская», дом Е. Косаговской занимает достойное место в истории одесской архитектуры начала XX века.

Использованная литература и архивы

Авторы

cover

Троицкая, 8

Доходный дом Н. И. Кацьковськой интересен редким для архитектуры Одессы стилем декоративного модерна. К нынешним временам дом утратил большую часть декора и убранства.

Тип здания: доходный дом
Стиль: декоративный модерн
Архитектор: М. Г. Рейнгерц (?)
Дата строительства: нач. XX века
Статус: объект фоновой застройки

Главный фасад

Троицкая, 8. Доходный дом Н. И. Кацьковськой. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Архитектура в Украине

Общий вид

До начала Великой Отечественной войны чётная сторона улицы Троицкой, между Канатной и Карантинной, была застроена несколькими доходными домами изысканной архитектуры. В период войны, во время одного из авианалётов, практически вся застройка квартала по красной линии Троицкой была уничтожена. Доходный дом некоей Н. И. Кацьковськой — единственное сохранившееся здание дореволюционных времён на этом отрезке улицы.

Можно сказать, что дом дошёл до наших дней частично — авиабомбы нанесли зданию огромный ущерб, размах которого оценить сложно по причине отсутствия какой—либо исторической иконографии сооружения. Несмотря на это, дом Кацьковской сохранил черты стиля и элементы убранства, анализ которых дал возможность условно атрибутировать здание по авторству проекта и периоду постройки.

Общий вид Общий вид

Большая часть лепного декора утрачена, а тот, что сохранился, несёт в себе черты декоративного модерна (следовательно здание возведено в первые годы XX века). В нынешние времена фасад всё ещё украшают фрагменты балконных консолей, которые сгруппированы в виде сандриков над окнами этажом ниже, элементы отделки простенков на третьем этаже, высокий аттик и очень пластично выполненный фронтон, венчающий центральную ось фасадной плоскости.

Сохранившиеся элементы декора на главном фасаде

Сандрики над окнами второго этажа Один из сандриков второго этажа Оформление простенка на третьем этаже Сохранившийся фрагмент оконной консоли Лопатки первого этажа

Фронтон

Общий вид Общий вид

Фасад здания, имеющий ширину в семь оконных осей, изначально подчинялся принципам строгой симметрии. По причине неравномерной сохранности декоративного оформления, симметричность нарушена. Часть оконных проёмов утратила аутентичную форму, поскольку при ремонте повреждённого бомбардировкой дома, изначальный проект не соблюдался.

Оригинальный оконный проем Оригинальный оконный проем

На крайнюю правую ось фасада приходится арка проезда во двор, внутри которой оборудован вход в подъезд дома.

Арка проезда

Вид с улицы Вид со двора
Внутренний вид Фрагмент оформления

План самого дома имеет Г-образную форму и составлен из сходящихся под прямым углом лицевого и дворового крыльев. Лестничная клетка чёрного хода размещена в дворовом крыле. Дворовой фасад традиционно аскетичен и оживлен ризалитом лестницы подъезда со скругленными углами.

Дворовой фасад

Троицкая, 8. Доходный дом Н. И. Кацьковськой. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Архитектура в Украине

Общий вид

Троицкая, 8. Доходный дом Н. И. Кацьковськой. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Архитектура в Украине

Ризалит лестничной клетки

Достойны внимания также аутентичные световые окна подъезда и ограждение длинного балкона на втором этаже, выполненное в едином с домом стиле.

Световое окно подъезда

Вид со двора Вид из подъезда
Троицкая, 8. Доходный дом Н. И. Кацьковськой. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Архитектура в Украине

Аутентичное ограждение балкона со стороны двора

Убранство подъезда в целом сохранилось, хотя секции редких по дизайну перил дошли до наших дней фрагментарно.

Подъезд, перила

Вид трех секций Стыковая стойка и одна из секций Фрагмент Горизонтальные секции на верхнем этаже Деталь Деталь Деталь

Дверь жилых помещений второго этажа представляет собой замечательный образец столярного искусства периода раннего модерна. Похожие двери и аналогичные перила можно увидеть в подъезде дома Топуз (авторства М. Г. Рейнгерца), расположенного неподалёку, на углу улиц Еврейской и Карантинной.

Подъезд, квартирная дверь

Общий вид Нижняя секция дверной стойки Фрагмент Образец резьбы

В обоих домах использованы также совершенно аналогичные кронштейны, поддерживающие балку между вестибюлем и лестничной клеткой.

Оформление сводов вестибюля

Общий вид балки и кронштейнов Фрагмент лепного карниза Кронштейны Кронштейны

Таким образом, наиболее вероятным автором проекта дома Кацьковской мог быть архитектор М. Г. Рейнгерц, тем более, что и в пластике фасадов обоих домов есть немалое сходство.
Лестничная клетка чёрного хода оборудована простыми эклектическими перилами, часто устанавливавшимися на второстепенных лестницах.

Троицкая, 8. Доходный дом Н. И. Кацьковськой. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Архитектура в Украине

Перила лестницы черного хода

Во второй половине 1940-х годов, когда здание еще лежало в руинах, здесь разместился спецлагерь для военнопленных УПВИ НКВД №159/1, о чем свидетельствует карандашный рисунок Вильгельма Лютценбергера, военнопленного, имевшего «счастье» проживать в доме в те годы. Вероятно, этот скромный, ныне архивный документ — старейшее из найденных исторических изображений дома.

Троицкая, 8. Доходный дом Н. И. Кацьковськой. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Архитектура в Украине

Спецлагерь УПВИ НКВД №1591. Рисунок Вильгельма Лютценбергера

Спецлагерь, размещённый в его стенах, был одним их множества лагерей для военнопленных и интернированных — солдат и офицеров армий стран Оси, а также граждан оккупированных во время войны стран Восточной Европы, которых после освобождения заподозрили в коллаборационизме (зачастую незаслуженно). В Одессе их было свыше 12 тысяч, людей разных национальностей — немцев, австрийцев, венгров, румын, поляков, чехов, молдаван, прибалтов, словаков, французов, бельгийцев и даже датчан.

Эти люди использовались на работах по восстановлению нашего города, разрушенного их товарищами по оружию. Пленные оставили след в архитектуре Адмиральского проспекта и окрестных улиц (жилые домики, 4-я школа, кинотеатр «Вымпел»). Они строили «Микрон» и «Радиалку», поднимали из руин НПЗ, железнодорожный вокзал и морской порт.

Основную массу обитателей этих пенитенциарных учреждений взяли в плен в 1944-1945-м году, только единицы закончили свою войну раньше. А были и такие, кто вообще толком не воевал. Упомянутый выше 20-летний пилот Люфтваффе Вильгельм Лютценбергер попал в руки красноармейцев в день безоговорочной капитуляции своей страны, 8 мая 1945-го. Едва окончив лётную школу, он не успел сделать ни единого боевого вылета. В плену Лютценбергер пробыл до 1948-го года.

Троицкая, 8. Доходный дом Н. И. Кацьковськой. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Архитектура в Украине

Вильгельм Лютценбергер. Автопортрет

Кстати, именно в Советском Союзе у Вильгельма открылся художественный талант, позволивший ему уже на родине получить архитектурное образование, и стать главным архитектором западногерманского города Мюнхен.

Использованная литература и архивы

Авторы