2 заметки с тегом

типография

cover

Ришельевская, 47

Нарядное трехэтажное здание бывшей типографии Е. Фесенко, выполненное в русско-византийской стилистике с чертами т. н. «нарышкинского барокко» XVII в. представляет собой достаточно нетипичный для Одессы образец, возрождавшихся в России в конце XIX в., национальных архитектурных традиций.

Тип здания: производственное здание, административное здание
Стиль: русско-византийские стилизации, псевдорусский стиль
Архитектор: И. С. Козлов (строительство), Л. Ф. Прокопович (реконструкция для типографии)
Дата строительства: 1841 (строительство), 1891 (реконструкция для типографии)
Статус: памятник истории и архитектуры местного значения

Фасад

Общий вид

К 1860-м г.г. сформировалась довольно значительная группа передовых художников и архитекторов, призывавших к возрождению и внедрению в ткань Одессы, на равных правах с другими, русского национального или, как его реже называли — епархиального «стиля».

Его развитие в архитектуре последующих 1870-1890-х годов было связано с накоплением исторических знаний, научных исследований крупнейших русских архитекторов, археологов и искусствоведов — А. М. Горностаева, И. Е. Забелина, Л. В. Даля, Н. В. Султанова, А. М. Павлинова, В. В. Суслова и других. В помощь сторонникам этого течения на страницах журнала «Зодчий» публиковались обмеры и фотографии памятников российской старины. Поверхностные разработки К. А. Тона подвергались резкой критике.

При этом, новые формулировки «стиля» становились весьма приемлемыми и для демократически настроенной интеллигенции, и для финансово-промышленных кругов, и для домовладельцев, и для функционеров православной церкви, и для государственных чиновников. На передний план выходили стилизации на темы московского зодчества XVII века в так называемом «нарышкинском барокко».

Огромное влияние на развитие этого течения в Одессе оказал ряд работ, выполненных столичными мастерами — проекты больничной Николаевской церкви Н. В. Султанова, Афонского Пантелеймоновского подворья Н. Н. Никонова, принявшего прототипом храм Воскресения «на крови» (1883-1907, арх. А. А. Парланд и И. В. Макаров). Талантливые местные мастера, энтузиасты и поклонники этого направления — архитекторы Ю. М. Дмитренко, Л. Ф. Прокопович, А. Д. Тодоров — обладали своим почерком и выраженными привычками.

Общий вид Общий вид

Разумеется новый стиль применялся в основном при возведении культовых построек. Однако отдельные общественные и жилые здания в редких случаях несли в своем оформлении явственные черты и элементы национальной русской архитектуры, что для Одессы того времени все же было редкостью. Ввиду отсутствия стойкого интереса заказчиков к псевдорусским стилизациям, отдельные сохранившиеся гражданские постройки, выполненные с оглядкой на русскую архитектуру допетровской эпохи, в масштабах Одессы действительно редки, уникальны и неповторимы. И наконец, в совершенно единичных случаях псевдорусскую отделку фасадов получали уже существовавшие и реконструировавшиеся к тому времени строения, чему примером и служит здание бывшей типографии Е. Фесенко на Ришельевской, 47, речь о котором пойдет ниже.

Проект реконструкции скромного двухэтажного дома А. Шнель (1841 г., арх. И. С. Козлов) для типографии Е. Фесенко — одна из немногих работ синодального архитектора Л. Ф. Прокоповича, не связанных с церковным строительством. Впоследствии по его проектам для того же Е. Фесенко были сооружены два великолепных доходных дома на Отрадной, 6 и 8, при проектировании которых зодчий применил совершенно не свойственные его творчеству черты неоготической архитектуры.

Исторические виды здания (до реконструкции)

Главный фасад, фото середины 1890-х г.г. Главный фасад, фото середины 1890-х г.г. (из собрания Литературного музея)

Здание на литографии конца XIX века

Немалого внимания заслуживает и личность самого Ефима Ивановича Фесенко (1850 — 1926).
Е. И. Фесенко, выходец из семьи бедных черниговских казаков, в 1869 году пришел пешком в Одессу из Черниговской губернии на заработки. В Одессе, благодаря свои способностям, необычайному трудолюбию и добросовестному отношению к работе, он настолько преуспел, что через 14 лет, в 1883 году при поддержке своего прежнего хозяина, владельца типографии Францова, открыл собственную типографию.

Где изначально размещалась типография Фесенко — неизвестно, однако новоорганизованное дело развивалось быстро и к концу 1880-х г.г. Фесенко скопил средства, достаточные для строительства собственного здания типографии с большими, хорошо освещенными и вентилируемыми цехами и просторными конторскими помещениями. Впрочем, приобретенное им добротное и за полвека с момента возведения не успевшее обветшать строение на Ришельевской, 47 не было смысла сносить и было решено пойти путем реконструкции, проект которой все же получился весьма основательным. Именно в этом здании типография Фесенко располагалась до самой революции, причем после прихода к власти большевиков, сооружение своих функций и профиля не изменило.

Изображение с шапки оригинального счетового бланка типографии

В 1893 году, после первых 10 лет труда Е. И. Фесенко был признан образцовым первым типографом на всем юге России. А на Всемирной Миланской выставке в 1897 году за представленные литографии Е. И. Фесенко был присужден первый приз.

Типография Фесенко была известна во всей Российской империи и даже за ее пределами, награждена четырьмя медалями на международных выставках. Предприятие всегда было оснащено лучшим, новейшим оборудованием, которое Ефим Иванович и его сыновья тщательно подбирали и покупали в Европе. В 1907 году ему было присвоено звание Почетного Потомственного гражданина Одессы.

Реклама типографии Е. И. Фесенко

Реклама с изображением как главного фасада, так и внутридворовых флигелей типографии

Для своего времени Е. И. Фесенко был выдающимся деятелем просвещения. Он один из первых в стране практиковал массовое издание недорогих книг и брошюр для бедного читателя: крестьянина, рабочего, служащего, для тех, кто жаждал чтения, но не мог позволить себе на это больших затрат.

Издатель расширил спектр выпускаемой литературы: это были жития святых, описания монастырей и других святых мест, повествования о чудотворных иконах, различные повести, рассказы, поэтические произведения, народный эпос и фольклор. Особенностью работы типографии Е. И. Фесенко стало печатание икон. Они печатались массовыми тиражами и расходились во все уголки не только Российской империи, но и всего православного мира. Их и сейчас можно найти в домах верующих, в монастырских кельях и приходских храмах. Его книги и иконы распространялись в Сербии, Болгарии, на Кавказе, в Средней Азии, на Синае, в Иерусалиме, в Греции, на Афоне и даже в Риме.

Оригинальный счетовой бланк

Характер издательской продукции действительно был разнообразнейший: от роскошных, дорогих книг, икон до впервые изданных Е. И. Фесенко линованных тетрадей и маленьких дешевых образков.

Оборотистый предприниматель, рачительный и строгий хозяин, Ефим Иванович был человеком верующим. Его религиозность выражалась не только в характере изданий, но и в том, как он строил отношения со своими работниками, в том, как заботился о достойных условиях труда, помогал в личных проблемах: например, оплачивал свадьбы, регулярно предоставлял в распоряжение своих служащих собственную дачу с полным пансионом.

Исторические фотографии производственных помещений и служащих за работой

Один из основных цехов Один из основных цехов

Переплетный цех

Склад готовой продукции малых тиражей

Типография Фесенко отличалась приверженностью к украинской литературе и наибольшим числом изданных украинских книг, многие из которых Ефим Иванович издавал на собственные средства.

После национализации в 1919 году типография до 1944 года являлась самостоятельным предприятием, а затем была передана Книжной фабрике и являлась её цехом, причем Ефим Иванович Фесенко оставался ее бессменным директором вплоть до самой смерти в 1926 году. В 1965 году после реорганизации на базе этого цеха была создана «Одесская городская типография».

К сожалению здание бывшей типографии, как и соседний с ним кинотеатр «Большой Ришельевский» (в советское время — им. Короленко), начиная с 2000-х годов практически заброшено и наглухо опечатано, судьба его на сегодняшний день весьма туманна. Разумеется подобная безхозность не лучшим образом сказалась на состоянии строения — не обязательно даже заходить во внутрь, что бы убедиться в степени его ветхости. Достаточно взглянуть на фасад, с которого с пугающей регулярностью осыпаются крупные фрагменты декора и штукатурки. Тем не менее типография Фесенко остается одной из градостроительных изюминок улицы Ришельевской и настоящим ее украшением.

Как уже говорилось выше, архитектура дома для Одессы достаточно редка, несмотря на вполне традиционную компоновку и размещение на участке. Сам участок имеет почти квадратную форму, где одна из коротких сторон выходит на красную линию. Лицевой фасад шириной в семь оконных осей в целом строго симметричен, если не считать нарушающие симметрию портал проездной арки и вход в здание с улицы, занимающие две крайних левосторонних оси.

Портал арки проезда и главный вход

Общий вид Общий вид

Верхняя часть проема арки с орнаментальной вставкой

Сплошной алмазный руст без чередований, которым отделаны простенки первого этажа придает строению оттенок ренессансной монументальности и его аналогов в Одессе не встречается больше нигде. Над всеми проемами расположены орнаментальные вставки, стилизованные под резные деревянные карнизы.

Отделка первого этажа

Один из рустованных простенков

Орнаментальная вставка над одним из окон и междуэтажная филенка

Крайние оси фланкированы глубокими лопатками, основная фасадная плоскость вертикальных членений не имеет. Второй этаж по оформлению наиболее близок к канонам «нарышкинского барокко», с присущей ему дробностью и искусственно утрированной броскостью наличников.

Отделка второго этажа

Оконные наличники Оконный наличник и лопатки крайней левосторонней оси Оконный наличник и лопатки крайней левосторонней оси (фото 2011 г.)

Сандрик

Венчающий элемент одной из лопаток

Изначально здание, возведенное Козловым было двухэтажным, этажность его не менялась при реконструкции 1891 года. Крайние и центральная оси венчались традиционными для стиля фронтонами, хорошо гармонировавшими с сандриками второго этажа. Поля фронтонов прорезались небольшими окнами чердачных помещений. Живописность дома усиливалась четырьмя небольшими люкарнами, венчавшими карниз на его отрезках между фронтонами.

В таком виде здание просуществовало как минимум десятилетие и даже было запечатлено на нескольких фотографиях 1890-х годов. Его изображения можно встретить и на печатной рекламе типографии из периодики тех времен.

К началу XX века типографии потребовались помещения для размещения дополнительных цехов, что стало причиной надстройки третьего этажа. Вполне вероятно, что Фесенко обратился к Прокоповичу снова, однако, кто бы ни был архитектором, составлявшим проект очередной реконструкции, она явно не пошла на пользу внешнему облику здания. Надстроенный этаж получился несколько тяжеловесным, с широкими простенками и сдвоенными полуциркульными окнами.

Исторические виды здания (после реконструкции)

Общий вид, слева расположены иллюзион Шостака и доходный дом Нолле Общий вид, слева расположены иллюзион Шостака и доходный дом Нолле

На крайних осях три узких окна объединены общим полуциркульным наличником, огибаемым карнизом дома. Крайние оси дополнены массивными аттиками без декоративных изысков. В целом третий этаж выдержан в неовизантийском стиле, масштабные тяжеловесные формы которого нельзя назвать хорошо гармонирующими с архитектурным оформлением двух нижних этажей.

Отделка третьего этажа

Общий вид сгруппированных окон одной из крайних (левосторонней) осей
Наличники окон третьего этажа Один из наличников сдвоенных окон третьего этажа

Учитывая назначение постройки, аскетичность и рационалистичность внутренних помещений не вызывает удивления. Дверь со стороны улицы ведет в просторный вестибюль (до революции вероятно играл роль магазина или конторы при типографии), имеющий прямое сообщение с проездной аркой и лестничной клеткой.

Прямоугольная в плане лестничная клетка с широкими, периметрально расположенными пролетами освещается двойным остекленным фонарем, в который упирается шахта грузового лифта. Под остеклением внешнего фонаря сохранились остатки подъемного механизма, вероятно довоенной конструкции.

Подъемный механизм лифта

Общий вид Воротки

Последний пролет лестницы, ведущий непосредственно на чердак здания, сохранил аутентичные перила с бюджетными балясинами распространенного эклектического дизайна.

Аутентичные перила главной лестницы

Своды цехов поддерживаются изящными чугунными колоннами, изредка встречающимися в качестве опорных в некоторых галерейных домах Одессы. Подобные колонны сохранились и в интерьерах ряда общественных и культовых зданий, например в бывшем молитвенном доме рубщиков кошерного мяса на углу Лейтенанта Шмидта и Малой Арнаутской (1909 г., арх. С. А. Ландесман).

Один из цехов

Общий вид

Декоративная деталь одной из чугунных колонн, поддерживающих своды цехов

Высокая и достаточно просторная арка проезда ведет во внутренний двор-колодец, образованный крыльями, периметрально размещенными на участке. Глухая стена заднего крыла выходит в сторону двора дома по Большой Арнаутской, 40.

Задний брандмауэр типографии, выходящий на примыкающий участок по Большой Арнаутской

Фасады внутреннего двора полностью лишены какого либо декора. В левостороннем крыле сохранилась служебная лестница с балясинами необычного дизайна, аналогов которых нигде в Одессе больше не встречается.

Служебная лестница

Аутентичные перила Аутентичные перила

Если оценивать степень ветхости строения, то нынешние времена для типографии Фесенко — далеко не лучшие. Сегодня прекрасный памятник истории и архитектуры продолжает ветшать, будучи не эксплуатируемым и фактически брошенным на произвол судьбы.

Дымоходы

Использованная литература и архивы

Авторы

cover

Пушкинская, 18

Из всех заведений печати, существовавших в Одессе незадолго перед революцией, типография Южно-Русского общества печатного дела считалась не только самой старой, но и самой высококачественной. Открытая в 1848 году, будучи одной из лучших в городе, до 1896 года она была известна по имени своего основателя П. Ф. Францова.

Тип здания: жилое, производственное, административное, учебное
Стиль: ранняя эклектика, ренессанс
Архитектор: И. О. Даллаква
Дата строительства: ~1850, 1869
Статус: памятник архитектуры и истории местного значения

Главный фасад

Пушкинская, 18. Дом П. Ф. Францова с типографией Южно-Русского общества печатного дела. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид

С именем молодого Францова, присланного из Петербурга и назначенного тогдашним генерал-губернатором М.С. Воронцовым на должность первого заведующего городской типографией, был связан выпуск первого номера газеты «Одесский вестник».

Около двух с половиной десятилетий типолитографское производство П. Ф. Францова размещалось в разных арендуемых им помещениях на Екатерининской улице пока с середины 1870-х годов не обосновалась в дворовом трехэтажном флигеле его собственного дома на улице Итальянской, 20 (ныне — Пушкинская, 18). Для этих целей здание было значительно расширенно, внутридворовое крыло реконструировано и переоборудовано.

Типография располагала большим набором шрифтов, изготовлявшихся в собственном словолитном цехе, а также некогда выписанных «от Плюшара» — известного петербургского издателя и типографа середины XIX века. Печатная продукция типографии включала в себя разного рода отчеты, каталоги, а также большое количество книг и брошюр на многих европейских языках. Особое место занимали труды одесских историков, такие, как «Биография Одесской железной дороги» (1865) и «Материалы для истории общественного образования в Одессе» А. Скальковского (1867), «Судьбы местности, занимаемой Одессой» Ф. Бруна (1865) и «Одесская старина» Н. Мазуркевича (1869). В разное время выпускались в ней «Новороссийский литературный сборник» и «Одесский альманах с карикатурами»; с 1870 года печатался известный даже за пределами южной Украины «Новороссийский календарь».

Среди известных изданий типографии нельзя не упомянуть адресной справочник «Вся Одесса», выходивший ежегодно. Его номера сегодня являются ценнейшим (и наиболее доступным) источником информации для краведческих исследований.

Директором Южно-Русского общества печатного дела значился В. А. Анатра — потомственный почетный гражданин, председатель правления Одесского Учетного банка, член ревизионной комиссии Бессарабско-Таврического земельного банка, полный товарищ и распорядитель торгового дома в Одессе «Братья Анатра» (мукомольная мельница). (Источник: Боханов А. «Деловая элита России 1914 г»).

Характерно, что ежемесячный иллюстрированный журнал «Юнкерские досуги», издававшийся при Одесском Юнкерском училище в 1909-1911 годах, уже скоро после первого выпущенного номера (октябрь 1909 года), отпечатанного в типографии Одесского военного округа, последующие выпуски для улучшения издания с увеличением числа рисунков и фотографий печатал в типографии акционерного Южно-Русского общества печатного дела — в одной из лучших типографий по художественному исполнению на юге России.

В феврале 1920 года, после окончательного установления в Одессе Советской власти в распоряжении губсовнархоза оказалось много типографий и литографий. Однако в условиях тяжелого экономического положения, в котором находилась в то время молодая республика, большую часть предприятий полиграфического производства пришлось закрыть. Всю работу было решено сконцентрировать в десяти советских типографиях, национализированных по постановлению президиума Одесского губсовнархоза и коллегии бумажно-полиграфического отдела 21 августа 1920 года. В их числе оказалась и типография южнорусского общества печатного дела, с мая 1919 года начавшая новую жизнь под названием 7-й советской типографии.

Пушкинская, 18. Дом П. Ф. Францова с типографией Южно-Русского общества печатного дела. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид

Среди оставшихся была 7-я советская типография, которая стала теперь именоваться 2-й гостипографией. 29 ноября 1921 года газета Одесского горсовета и губпрофсовета «Станок» поместила о ней краткое сообщение, в котором, в частности, говорилось:

«Стоявшая около 4-х лет наборная машина „Типограф“ пущена в ход. В печатном отделении при 10-ти машинах и 2-х американках работа идет интенсивно. Буквоотливная машина „Монотип“ работает нормально. При типографии имеется собственная электрическая станция».

Только условия труда по-прежнему оставались тяжелыми — все те же темные помещения, которые в санитарном отношении оставляли желать многого. И в феврале 1922 года типография была закрыта, но лишь с тем, чтобы ровно через год возродиться как 2-я гостипография имени Ленина. Журнал «Одесский печатник» № 1 за 1923 год сообщал:

«Из захудалой, грязной, без окон типографии создана уютная, чистая и теплая типолитецинкография. Море света и воздуха, кругом чистота. Тяжело было в свое время уходить, но зато отрадно было вернуться...».

Как и прежде, типография продолжала служить делу революции. Газеты «Красная деревня» и «Красная Оборона», «Моряк» и «Советская власть», «Станок» и «Красноармеец», журнал «Коммунист» и журнал красной сатиры «Облава» — таков далеко не полный перечень первых советских периодических изданий этого предприятия.

Деятельность типографии имени Ленина прервала Великая Отечественная война. Но незадолго перед отходом наших войск из Одессы в ней была отпечатана ставшая теперь библиографической редкостью книга В. Маяковского «Стихи и поэмы», выпущенная Издательством детской литературы ЦК ЛКСМ Украины. Весь тираж — пятнадцать тысяч экземпляров, не успевший поступить в продажу, был надежно спрятан работниками типографии. Так и не обнаруженные оккупантами, сочинения Маяковского встретились с советским читателем уже после освобождения Одессы.

К. Паустовский в повести «Время больших ожиданий» отметил:

«После закрытия „Моряка“ я начал работать в газете „Станок“. А находилась она в доме рядом с оперным театром, в котором более полувека помещался ЗАГС...».

Как упоминалось ранее, типография газеты «Станок» размещалась именно на Пушкинской, 18. Газета просуществовала недолго. Впоследствии ее переименовали в «Рычаг», а в начале 1922 года закрыли из-за нехватки бумаги. В 1928 году появился роман «Двенадцать стульев», в котором Илья Ильф и Евгений Петров назвали «Станком» московскую газету, в редакцию которой попал один из разыскиваемых Бендером стульев: «Скажите, товарищ... где здесь находится редакция газеты „Станок“?..».

На протяжении 1930-х годов, профиль бывших типографских зданий оставался прежним и только после войны наступили незначительные изменения, когда здесь разместилось ремесленное училище полиграфистов.

Пушкинская, 18. Дом П. Ф. Францова с типографией Южно-Русского общества печатного дела. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

План основного крыла (2 этаж)

Обширный комплекс зданий бывшей типографии к числу ярчайших памятников архитектуры не относится, однако благодаря масштабности и стройности пропорций и форм, представляется достаточно заметным среди окружающей застройки. Подлинно известно, что дом заказан П. Ф. Францовым еще в 1850-е годы архитектору И. О. Даллаква, однако свой нынешний облик он сформировал только к концу 1860-х. Дата «1869», вписанная в полотно фрамуги ворот, является ничем иным как датой окончания реконструкционных работ перед размещением здесь типографии.

Застройка комплекса состоит из большого П-образного в плане дома, крылья которого занимают лицевую, тыльную и правую (примыкающую к Бродской синагоге) стороны участка и небольшого двухэтажного хозяйственного флигеля, замыкающего участок с четвертой стороны. Примерно в 1960-е г.г. к лицевому крылу со стороны двора пристроен большой кубический объем, планировочно превращающий его параллелепипед в букву «Т».

Лицевой фасад имеет протяженность в семнадцать оконных осей, что для компактного центра Одессы выглядит достаточно масштабно. Все окна выделены развитыми наличниками, а на втором этаже дополнены сандриками. Первый этаж отделан строгим плоским рустом, наличники окон выразительны, но полностью лишены элементов декора.

Отделка главного фасада

Фрагмент фасадной плоскости первого этажа Одно из окон первого этажа Два сгруппированных окна с общим наличником на первом этаже

Второй этаж оформлен значительно пышнее. Окна увенчаны сандриками двух типов, чередующимися через один. Обе разновидности сандриков позаимствованы из архитектуры барокко и хорошо гармонируют с лучковой формой оконных проемов. Дополнительно все сандрики декорированы лепкой растительного характера. Простенки неравномерны по ширине в районе крайних осей. Их плоскости оживляются посредством больших рамок-филенок без декора. На каждой четвертой оси (при счете с каждого края фасада) расположены балконы на строгих чугунных консолях, оригинальные ограждения которых к сожалению давно утрачены.

Отделка второго этажа

Окна второго этажа с чередующимися сандриками двух типов Окна второго этажа с чередующимися сандриками двух типов
Сандрик с треугольным центром Сандрик с полукруглым центром
Один из балконов Аутентичные чугунные кронштейны одного из балконов

Наличники окон третьего этажа заметно менее массивны по сравнению с таковыми на втором этаже. Сандрики присутствуют и здесь, однако они максимально упрощены и опираются на пышные лепные консоли. Простенки отделаны аналогично второму этажу, но обрамления филенок усложнены посредством скругленных срезов по углам.

Отделка третьего этажа

Одно из окон Прямой сандрик одного из окон

Здание венчает мощный карниз без дентикул и прочих изысков. На крайней правой оси главного фасада устроен широкий проезд во двор, со стороны улицы выделенный простым, но выразительным порталом. Лучковая форма его проема гармонично сочетается с окнами второго этажа. Вход в дом выполнен в виде двух отдельных расположенных рядом дверных проемов, Занимая третью и четвертую оси (от правого края) двери примыкают к порталу арки (на третью ось приходится его левый край).

Портал арки проезда со стороны улицы

Общий вид Общий вид
Пушкинская, 18. Дом П. Ф. Францова с типографией Южно-Русского общества печатного дела. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Сохранившаяся фрамуга утраченных ворот с датой вероятной реконструкции дома

Портал арки проезда со стороны двора

Общий вид Общий вид
Пушкинская, 18. Дом П. Ф. Францова с типографией Южно-Русского общества печатного дела. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Замковый камень

Широкая двухпролетная проездная арка отделана в формах позднего ренессанса.

Арка проезда

Внутренний вид Внутренний вид Внутренний вид Внутренний вид
Отделка одной из стен Отделка одной из стен Отделка одной из стен
Пушкинская, 18. Дом П. Ф. Францова с типографией Южно-Русского общества печатного дела. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Деталь

Своды, общий вид Своды, элемент перекрестия Своды, деталь

Внутренний двор участка очень просторен и имеет сложную форму, продиктованную характером планировки периметральной застройки. Тыльный фасад лицевого крыла полностью лишен какой либо отделки за исключением пятиугольного замкового камня над проемом проездной арки. К правой (взгляд со двора) части лицевого крыла и боковому крылу основного здания пристроена широкая крытая галерея.

Дворовой фасад лицевого крыла

Общий вид Общий вид Окна
Галерея Галерея
Пушкинская, 18. Дом П. Ф. Францова с типографией Южно-Русского общества печатного дела. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Вид с галереи на лицевое и тыльное крылья

Фасад тыльного крыла основного здания отделан в соответствии с тенденциями кирпичного стиля второй половины XIX века. Уместно было бы предположить, что изначально кирпич выступал в качестве отделочного материала внешних стен. Все декоративные элементы здесь масштабны и схематичны, эффект усиливается большими лучковыми окнами второго этажа. Вероятно крыло это было сооружено для нужд типографии как раз в период становления кирпичного стиля в России, прекрасными образцами которого украсилась и Одесса.

Тыльное крыло

Пушкинская, 18. Дом П. Ф. Францова с типографией Южно-Русского общества печатного дела. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид

Пушкинская, 18. Дом П. Ф. Францова с типографией Южно-Русского общества печатного дела. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид (с галереи)

Окна второго этажа Окна третьего этажа

К тем же временам можно отнести и двухэтажный хозяйственный флигель, асимметричный, с трапецевидным в плане ризалитом лестничной клетки.

Хозяйственный флигель

Общий вид Общий вид
Верхняя часть ризалита Вход
Пушкинская, 18. Дом П. Ф. Францова с типографией Южно-Русского общества печатного дела. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Схема планировки

От интерьеров дома Францова до нынешних времен не дожило практически ничего, а от аутентичной планировки остались только конфигурации лестничных клеток. Перила, установленные в лицевом крыле идентичны таковым в некоторых советских домах постройки 1950-60-х г.г.

Вестибюль лицевого крыла

Пушкинская, 18. Дом П. Ф. Францова с типографией Южно-Русского общества печатного дела. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Лучковые проемы у входа

Главная лестница лицевого крыла

Вид на входной пролет Входной пролет
Лестничная клетка с площадки между первым и вторым этажами Лестничная клетка с площадки между первым и вторым этажами Лестничная клетка с площадки второго этажа Лестничная клетка с площадки второго этажа Лестничная клетка с площадки между вторым и третьим этажами Лестничная клетка с площадки третьего этажа Лестничная клетка с площадки третьего этажа Лестничная клетка, вид снизу вверх
Перила, входной пролет Перила, верхняя горизонтальная секция

Коридоры

Общий вид коридора на втором этаже Общий вид коридора на втором этаже Общий вид коридора на третьем этаже
Пушкинская, 18. Дом П. Ф. Францова с типографией Южно-Русского общества печатного дела. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Аутентичный элемент реконструированных сводов на первом этаже

Металлическая лестница в тыльном крыле главного здания сохранилась практически полностью, включая оригинальные подступенки, хотя балясины перил ныне скрыты за сплошной фанерной обшивкой ограждений.

Лестница в тыльном крыле

Общий вид Общий вид Входной пролет Общий вид с площадки второго этажа Общий вид с площадки между вторым и третьим этажами
Оригинальные подступенки Деталь оригинального подступенка
Пушкинская, 18. Дом П. Ф. Францова с типографией Южно-Русского общества печатного дела. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Один из коридоров

Лестница хозяйственного флигеля

Входной пролет Общий вид

Дом Францова, в котором сегодня помещается Одесское высшее профессиональное училище морского туристического сервиса, относится к наиболее значимым элементам старой застройки на отрезке Пушкинской в пределах нескольких кварталов. Строгий и торжественный фасад здания хорошо сочетается стилистически с несколькими находящимися поблизости строениями, например бывшей гостиницей «Биржа» (Пушкинская, 14, угол Бунина).

Использованная литература и архивы

  • «Здания, сооружения, памятники Одессы и их Зодчие». В. Пилявский
  • «Одесса. Архитектурно-исторический очерк». В. И. Тимофеенко

Авторы