7 заметок с тегом

Чернигов Л. М.

cover

Преображенская, 9а

Дом специалистов-строителей — последняя жилая постройка выдающегося архитектора Л. М. Чернигова и один из лучших в Одессе примеров позднего конструктивизма.

Тип здания: многоквартирный жилой дом
Стиль: конструктивизм, сталинский неоклассицизм
Архитектор: Л. М. Чернигов
Дата строительства: 1934
Статус: не определен
Организация: Кондитерская Make My Cake

Главный фасад

Общий вид

Архитектор Леонид Маркович Чернигов оставил в Одессе огромное наследие, которое можно разделить на несколько хронологических этапов и в каждом несомненно найдутся свои шедевры. Начав карьеру с долговременного и плодотворного сотрудничества с известным миллионером и меценатом А. П. Руссовым, Чернигов спроектировал по его заказу несколько великолепных доходных домов на Соборной площади (в соавторстве с В. И. Шмидтом), Софиевской и Торговой. В начале последней им были выстроены так же несохранившиеся до наших дней особняк и картинная галерея Руссова.

Переход от эклектики к принципам формообразования модерна в творчестве Л. М. Чернигова хорошо иллюстрируют две постройки, близкие как по типологии так и по композиционной схеме. Здания окружного трибунала по улице Софиевской, 19 (1903, решено ещё в классических традициях архитектуры второй половины XIX века) и казначейства по улице Пастера, 16 (1906, уже сочетающего традиционные формы с декором чисто модернистского толка). Эти монументальные и несколько тяжеловесные сооружения стали своего рода доминантами значительных отрезков указанных улиц.

Несомненным остается тот факт, что именно дальнейшее творчество Чернигова навсегда внесло его имя в число наиболее знаковых для одесского модерна, наравне с М. И. Линецким, В. И. Прохаской, Ф. П. Нестурхом, В. А. Домбровским, А. Б. Минкусом и многими другими.

Послереволюционный период деятельности Л.М. Чернигова целиком был посвящён промышленному зодчеству. По его разработкам в конце 1920-х — начале 1930-х годов были построены, в частности, поражающие своей рациональностью, корпуса хлебзаводов №1 по улице Одария (Лесной), 9 и №2 по улице Прохоровской, 47; «марсельское» отделение сахарного завода по улице Черноморского Казачества (Московской), 74 (совместно с архитектором А.Н. Чичкиным), другие сооружения.

Общий вид

Общий вид

В то же время Л. М. Чернигов возглавлял проектирование в одном из крупнейших строительных трестов города — «Индстрое». Весьма примечательно, что одной из его последних работ стало участие в разработке документации для строительства жилого дома специалистов-строителей по улице Преображенской, 9, рядом с одной из первых его построек.

Большой двухсекционный дом явственно иллюстрирует тяготение Чернигова к классическим традициям в одесской архитектуре начала XX века, пропущеным сквозь принципы социалистического гражданского строительства.

Как и многие жилые дома середины 1930-х годов, творение Чернигова еще сохраняло общие черты безвозвратно уходящего в прошлое конструктивизма, однако вместе с тем возродились элементы, присущие доконструктивистской эпохе. Таким образом, в масштабах Одессы, дом на Преображенской — одно из наиболее ранних архитектурных произведений, красноречиво демонстрирующее один из вариантов дальнейшего развития советской архитектуры. Здесь уже можно наблюдать рождение совершенно нового стиля, который в будущем искусствоведы и историки архитектуры назовут «сталинским неоклассицизмом».

Композиция фасадов и планировка монументального пятиэтажного здания подчинены строгой симметрии. Главный фасад протяженностью в тринадцать оконных осей удачно вписан в фронтальную застройку Преображенской благодаря не только хорошо найденым пропорциям, но и высоте, почти идентичной соседнему дому №11 на углу улицы Елисаветинской (Щепкина).

Два первых этажа трактуются как цоколь и отделаны крупным строгим рустом. Центральные пять осей подчеркнуты в простенках аскетичными лопатками без декора, которые на пятом этаже дополнены неоклассическими полуциркульными нишами.

Одна из ниш на пятом этаже

Балконное ограждение

Вход в правосторонний подъезд (дверь вероятно оригинальная) Вход в левосторонний подъезд

Аналогичным образом решены крайние оси по сторонам фасадной плоскости. Высота уровня карниза на пяти центральных осях слегка приподнята относительно боковых частей фасада, что делает здание силуэтно похожим на доходный дом А. П. Руссова на Коблевской 38-а.
Дом оборудован двумя подъездами с длинными вестибюлями и традиционным освещением со стороны двора. Кроме того каждый из подъездов имеет балконы служебного назначения, что для Одессы в целом — редкость.

На лестницах установлены перила модернизированного геометрического дизайна, почти аналогичные таковым в корпусе 6 комплекса Павловских домов дешевых квартир (Канатная, 81).

Подъезд (левосторонний)

Лестничный шлюз Рекламная табличка советских времен в шлюзе Информационная табличка советских времен в шлюзе

Вид лестничной клетки со стороны шлюза

Перила, начало входного пролета Перила, общий вид Перила, общий вид Перила, фрагмент Перила, фрагмент

Оригинальная квартирная дверь

Световое окно с балконной дверью на последнем этаже Световое окно

Широкая арка проезда с плоским перекрытиями ведет в обширный двор сложной неправильной формы, совмещенный со двором дома специалистов (нач. 1930-х г.г.) на Елисаветинской, 21, который вероятно принадлежал тому же ведомству.

Арка проезда

Дворовой фасад, общий вид

Верхние световые окна одного из подъездов со служебным балконом Верхние световые окна одного из подъездов со служебным балконом Один из служебных балконов с оригинальными ограждениями и дверь Один из служебных балконов с оригинальными ограждениями

Если анализировать архитектуру дома на Преображенской, 9 в целом, здание несомненно представляет собой интереснейший образец переходного этапа в советской архитектуре от конструктивизма к предвоенному неоклассицизму. Несмотря на сдержанность и минималистичность отделки и полное отсутствие декоративных деталей, дом хорошо гармонирует со значительно более пышной окружающей застройкой, благодаря ретроспективным для середины 1930-х годов композиционным решениям фасада и общей масштабной соразмерности.

Использованная литература и архивы

Авторы

cover

Канатная, 81/6

После окончания строительства корпуса 5 прошло полтора десятилетия, прежде чем ансамбль Павловских домов дешёвых квартир пополнился последним зданием — корпусом 6.

О комплексе   Канатная, 81/1   Канатная, 81/2   Канатная, 81/3   Канатная, 81/4   Канатная, 81/5   Канатная, 81/6

Тип здания: административное здание, учебный корпус
Стиль: геометрический модерн
Архитекторы: неизвестен
Дата строительства: 1910-е
Статус: объект фоновой застройки

Фасад

Общий вид со стороны корпуса 3 Общий вид со стороны корпуса 1
Общий вид со стороны корпуса 5 Общий вид из окна корпуса 1 Торцевой фасад со стороны корпуса 1

К сожалению, точные данные о дате строительства и авторе проекта попросту отсутствуют, что не мешает, однако, провести свободный анализ архитектуры дома. Наиболее вероятными можно назвать авторства А. Б. Минкуса или Л. М. Чернигова. В оформлении здания можно увидеть особенно много элементов, свойственных последнему. Здание строго симметрично, силуэт прямоугольный с трапециевидным возвышением в центральной части. Подобный приём Леонид Чернигов использовал, например, в доме Руссова на Коблевской, 38б. Похожий силуэт имеет и более позднее творение зодчего на Преображенской, 9а. Фасады здания обработаны в сдержанной манере геометрического модерна с отдельными элементами модернизированного ампира и ретроспективизма того периода (например, лепные венки расположенные симметрично на уровне четвёртого этажа, недалеко от краёв плоскости фасада).

Декоративные элементы первого этажа

Окна с объединяющим сандриком Окно с традиционным сандриком

Декоративные элементы третьего и четвёртого этажей

Композиция сандриков, лент, геометрического декора Композиция из окон одного типа Окна с объединяющим сандриком Декор в простенках Один из венков Окна третьего и четвёртого этажей

Торцевые фасады практически лишены декоративного оформления, в центре каждого из них устроен массивный ризалит лестничной клетки во всю высоту здания, фланкированный на уровне четвёртого этажа эркерами, в плане имеющими форму четверти круга. Эркеры являются единственными элементами, разбавляющими монотонность торцевых фасадов.

Ризалит лестничной клетки

Эркеры, фланкирующие ризалит

Вид на эркер со стороны корпуса 1 Вид на эркер со стороны корпуса 5

Планировка здания необычна для жилой архитектуры и существует вероятность, что корпус 6 проектировался под размещение различных контор и служб Павловских домов. Оба подъезда на каждом этаже сообщаются между собой посредством длинного коридора, по сторонам которого расположены двери квартир. Потолок помещений четвёртого этажа значительно выше потолка остальных этажей (это хорошо заметно и по высоте окон четвёртого этажа). Над входами в подъезды сохранились металлические козырьки, выполненные в единой стилистике с архитектурой дома.

Козырьки входов

Козырёк торцевого фасада со стороны корпуса 1 Козырёк торцевого фасада со стороны корпуса 5 Козырёк торцевого фасада со стороны корпуса 5, деталь

В лестничных перилах использован простейший геометрический узор, различные варианты которого встречаются как в зданиях эпохи рационального модерна, так и в более поздних, конструктивистских домах.

Подъезд

Лестничная клетка, вид сверху вниз

Перила, общий вид пролётов Перила, общий вид пролёта Перила, фрагмент пролёта Перила, межпролётная горизонтальная секция Перила, фрагмент Перила, фрагмент Перила, горизонтальная секция четвёртого этажа Перила, крепление прутьев Перила, крепление стоек

Дверь коридора

Перекрытие лестничной клетки, фрагмент карниза

В общих чертах, архитектура корпуса 6 резко контрастирует с остальными зданиями комплекса, внося в их ансамбль немалый диссонанс (в первую очередь, стилем и этажностью). Однако, как отдельно взятое строение, дом представляет собой достаточно интересный и оригинальный пример геометрического модерна первой половины 1910-х годов.

Использованная литература и архивы

Авторы

cover

Канатная, 81

На рубеже 1880-х и 1890-х годов Одесса украсилась крупнейшим, по тем временам, жилым комплексом. По посмертному желанию одесского благодетеля П. З. Ямчитского, вблизи Куликового поля, был возведён архитектурный ансамбль, размах и монументальность которого поражают и поныне.

О комплексе   Канатная, 81/1   Канатная, 81/2   Канатная, 81/3   Канатная, 81/4   Канатная, 81/5   Канатная, 81/6

Тип здания:
жилой комплекс

Стиль:
Эклектика, ренессанс (корпуса 1-5)
Геометрический модерн (корпус 6)

Архитекторы:
Ф. В. Гонсиоровский (корпус 1)
Н. К. Толвинский и инж. К. В. Ходецкий (корпуса 2-5)
Л. М. Чернигов (?) (корпус 6)**

Дата строительства:
1885-1887 (1-я очередь, корпус 1)
1890-1895 (2-я очередь и завершение строительства, корпуса 2-5)
1910-е (корпус 6)

Статус:
Памятник архитектуры местного значения (корпуса 1-5)
Объект фоновой застройки (корпус 6)

Другие адреса:
Итальянский бульвар, 9 и 11
пер. Ямчитского, 2 и 4
пер. Орликова, 1 и 3

Фотография из путеводителя начала XX века

Павел Захарович Ямчитский (около 1800-1882), помощник секретаря Одесского коммерческого суда, получивший к 1841 году чин титулярного советника, в числе прочего, занимался и благотворительностью. При жизни, однако, известен он не был, хотя обладал немалым состоянием и владел домом на Ришельевской, 8. 1841 год становится для него переломным. 28 сентября умирает его годовалая дочь Варвара, а 3 ноября того же года, в возрасте 22 лет, от горячки уходит в иной мир супруга Мария Ефимовна. Пережив их на сорок лет, Павел Захарович Ямчитский скончался в Одессе, 1 декабря 1882 года в возрасте 82 лет. 2 декабря, после отпевания в Кафедральном Соборе, его похоронили на Старом кладбище.

11 января 1883 г., Одесский окружной суд утверждает к исполнению три духовных завещания Ямчитского. Среди прочего, он завещал, чтобы по примеру Петербургского общества дешёвых квартир, было выстроено в Одессе здание, носящее его имя (Павловское), для проживания в нём тех граждан города, которые соответствуют указанным им условиям. При этом Павловское здание, чего желал сам Ямчитский, должно принадлежать городу — «неотъемлемую навсегда принадлежность г. Одессе». Согласно завещанию, для заведования постройкой здания, и затем эксплуатации заведения, им были назначены Михаил Богданович Нилус (как директор) и Иона Галаган (как помощник). В помощь им городская Дума должна была избрать двух гласных (депутатов) до окончания постройки.

В завещании Ямчитского были указаны еще два душеприказчика — Станислав Дунин и Виктор Сахновский. К концу 1890-х г. господин Иона Галаган оставил свои обязанности, а вот Дунин, напротив — выполнил их. Они касались долговых обязательств Павла Ямчитского (Нилуса и Сахновского к тому времени уже не было в живых). Согласно завещанию, в случае снятия полномочий с оговоренных душеприказчиков, вместо них назначались кто-то из сыновей Марии Клименко или Анны Веселовской, вероятно, родственниц Павла Захаровича.

Так и случилось: 12 сентября 1897 года, постановлением Городской Думы, директором Павловского здания стал Борис Клименко, а его помощником — Сергей Веселовский. Собственный дом на Ришельевской, 8 Ямчитский завещал продать, а на вырученные деньги расширить комплекс Павловских зданий. Однако дом этот постигло стихийное бедствие в виде пожара, а Клименко и Веселовский долгое время оттягивали продажу пепелища, препятствуя тем самым городу в действиях по завещанию. История закончилось иском и долгим судебным разбирательством.

Павловские дома на карте Михаила Дитерихса (1894 г.) — слева, и на карте Одессы (1917 г.)

К 1895 году строительство пяти из шести ныне существующих корпусов было завершено. Самый большой на тот момент жилой комплекс в Одессе неоднократно упоминался в путеводителях и справочниках достопримечательностей города. А. С. Бориневич посвятил Павловскому зданию дешевых квартир часть статьи о благотворительности в Одессе, написанной им к столетию города и вошедшей в юбилейный сборник, выпущенный в 1894 г. Комитетом городской Управы:

«... так называемое „Павловское здание дешёвых квартир“. П. З. Ямчитский оставил по духовному завещанию, утвержденному в 1883 году, капитал в 511000 руб (Авт.: В пересчёте на сегодняшние деньги, этот капитал можно оценить в более чем 10 миллионов долларов. Капитал был израсходован частично на постройку комплекса, а частично положен под проценты, используемые для поддержания зданий в надлежащем виде) [...] с тем, чтобы на эти средства было построено здание, носящее его имя (Павловское), „для квартирования в нём, с уплатою наёмных денег по расчёту не выше 3 процентов чистого дохода, а в уважительных случаях и бесплатно, тех из одесских граждан, преимущественно христиан, которые не опорочены в поведении, имеют здесь оседлость, свою мебель и какое-либо ремесло или другое средство к пропитанию“. Город отвёл бесплатно место из бывших Драгутинских плантаций, в количестве 3450 кв. сажени: в 1885 году произведена закладка главного здания, которое было закончено в 1887 году; в 1889 году построен второй корпус, в 1891 году — третий и в 1893 году — четвёртый. Все дома в 3 этажа и заключают в себе: 23 квартиры в 3 комнаты каждая, 103 — в 2 комнаты, 37 — в 1 комнату; кроме того имеется 6 лавок и квартира для администрации здания».

Запись в адресном справочнике (1908 год)

Незадолго до завершения строительства, в ноябре 1893 года, здесь открывается Народное училище для детей, живущих в здании. Их обучение, а также учебные книги и пособия были бесплатными. При Павловском доме имелся постоянный врач, услугами которого жители комплекса могли пользоваться бесплатно. Лекарства и необходимые на первых порах медицинские пособия больные так же получали бесплатно из домашней аптеки при конторе здания. Местоположение училища, лавок и домовой клиники, к сожалению, неизвестно. По данным на тот же 1893 год, в здании квартировали шестьсот сорок один человек обоих полов, 32 из них денег за проживание не платили.

Фотография начала XX века, справа вдали — корпус 1

Первым из шести корпусов был возведен корпус 1. Здание расположено на углу улицы Канатной и Итальянского бульвара, занимает довольно сложный в плане, асимметричный участок. Архитектор Ф. В. Гонсиоровский, фактически не только возвёл само здание, но и разработал генеральный план застройки квартала (в пределах улицы Канатной, Итальянского бульвара, переулков Орликова и Ямчитского). Н. К. Толвинский, продолжавший возведение комплекса, отчасти следовал этому плану, застроив четырьмя корпусами периметр обозначенного квартала, сохранив этажность ансамбля и общую стилистику с корпусом Гонсиоровского. По окончании второй очереди строительства под руководством Толвинского, в центре квартала образовался огромный двор, который первоначально планировался под устройство небольшого сада и размещение менее масштабных, служебных корпусов.

Однако пространство это долгое время пустовало, и, лишь спустя более полутора десятилетий, в центре двора вырос большой, радикально разнящийся с окружающей застройкой, корпус 6 — четырёхэтажный параллелепипед в стиле геометрического модерна. К сожалению, данные о точной дате его строительства, а также об авторе проекта отсутствуют, однако, анализируя архитектурное решение корпуса, можно найти параллели с творчеством архитекторов Л. М. Чернигова и А. Б. Минкуса.

Все корпуса, выстроенные Толвинским, объединены по красной линии одноэтажными пристройками, что придаёт двору комплекса некоторую камерность. Их лицевые фасады рустованы аналогично первым этажам и это создает эффект неразрывности и монолитности застройки.
Во дворе сохранилось небольшое, квадратное в плане, сооружение со срезанными углами, возведённое в традициях «кирпичного стиля» и перекрытое невысоким восьмиугольным шатром. Среди версий о его изначальном предназначении, наиболее вероятны версии об электрической подстанции или голубятне. Однако это — только предположение.

Сооружение неизвестного назначения

Общий вид Оконный проем

На другой стороне двора сохранилась ещё одна интересная бытовая деталь, неотъемлемая для Одессы конца XIX столетия — наливной колодец.

Колодец

Вид со стороны корпуса 3, слева - корпус 6, вдалеке - корпус 5 Общий вид

Павловские дома дешёвых квартир успешно исполняли свои функции до самой революции. Функции эти не изменились и в советские времена, однако, как и большинство дореволюционных многоквартирных домов Одессы, здания комплекса подверглись перепланировке и «уплотнению». Дальнейшую историю домов нельзя назвать бурной. В 1923 году по адресу ул. Ямчитского, 2 (т. е. именно по стороне комплекса зданий дешёвых квартир) значился I-й Родильный дом.

Общий вид комплекса Павловских домов дешёвых квартир (ок. 1917 года). Слева — корпус 1, справа — корпус 3, между ними, в глубине — корпус 6.

В 30-е годы Павловскими домами прошлась очередная волна реконструкций, изначальная планировка была окончательно нарушена, однако общие её очертания сохранились. На протяжении советского периода, годами не ремонтировавшиеся здания приходили в запустение, ветшали и сегодня их состояние сложно назвать даже удовлетворительным. Однако комплекс Павловских домов дешёвых квартир ценен не только с архитектурно-градостроительной и исторической точки зрения, он является своеобразным памятником щедрой благотворительности, столь свойственной одесситам XIX века.

Корпус 1

Архитектура Одессы. Канатная, 81

Корпус 2

Архитектура Одессы. Канатная, 81

Корпус 3

Архитектура Одессы. Канатная, 81

Корпус 4

Архитектура Одессы. Канатная, 81

Корпус 5

Архитектура Одессы. Канатная, 81

Корпус 6

Архитектура Одессы. Канатная, 81

Использованная литература и архивы

  • Статья о комплексе Павловских домов дешевых квартир
  • «Зодчие Одессы». В. Пилявский
  • «Архитектура Одессы. Стиль и время» В. Пилявский
  • «Здания, сооружения, памятники Одессы и их Зодчие». В. Пилявский
  • Статья о корпусе 6 в блоге Antique
  • «Куликово поле и его „окрестности“ на старинных открытках». В. Дроздовский, Ева Краснова
  • Старые фотографии с сайта Одесская фотогалерея, архив пользователя brassl
  • Сергей Котелко и Сергей Решетов, историческая справка

Авторы

Знаменитая выставка, организованная в Одессе в 1910 году, подняла статус и престиж города не только на территории Российской империи, но и за ее пределами, позволив ему занять третье место по промышленным оборотам в стране. Особого внимания заслуживали не только экспонаты и события выставки, но ее павильоны, многие из которых представляли собой интереснейшие творения архитектуры малых форм.

Полное наименование мероприятия: «Фабрично-заводская, художественно-промышленная и сельскохозяйственная всероссийская выставка 1910 года».

Место проведения: Александровский парк (Парк Шевченко).

Типы сооружений:

  • выставочный павильон;
  • торговое сооружение;
  • увеселительное сооружение;
  • административное здание;
  • архитектура малых форм.

Стиль: эклектика, модерн.

Архитекторы:

  • Л. Л. Влодек;
  • С. А. Ландесман;
  • Л. М. Чернигов;
  • Ю. М. Дмитренко;
  • В. И. Кундерт;
  • А. Н. Клепинин;
  • Т. М. Вольфензон;
  • Е. С. Буркер;
  • В. А. Гернеби;
  • И. В. Вирский;
  • А. Штейнгауз;
  • М. Руди;
  • и др.

Дата строительства: 1909-1910

Статус:

  • не сохранился (большая часть павильонов демонтирована по окончанию выставки);
  • объект фоновой застройки (Павильон кондитерской фирмы Печесскаго).
     

Общий вид выставки, фотокопия с литографии (Max Herzog Publisher, Teplitz, Austro-Hungarian Empire)

В Одессе с 1884 года не проводилось крупных областных выставок. С самого начала XX века витала идея провести в Одессе выставку, показавшую достижения промышленности Юга России. Инициативу устройства выставки взяло на себя Одесское отделение Императорского Русского технического общества (кратко — Русское Техническое общество — (РТО)) ещё в 1902 году. В самом начале 1903 г. в совет РТО поступило заявление от устроителей проведённой в Одессе в 1895 г. «Выставки домоустройства»:

«Желая … оказать возможное содействие подъёму фабрично-заводской и ремесленной промышленности г. Одессы и имея в виду, что это именно и составляет одну из главных задач технического общества, намеченных его уставом, мы, нижеподписавшиеся, имеем честь предложить совету войти в общее собрание с предложением об устройстве в Одессе одесским отделением технического общества в 1904 г., c 15 мая по 1 октября того же года, фабрично-заводскую, ремесленную и художественную выставку одесского градоначальства…».

Была разработана программа выставки и проект положения о выставке. Но события Русско-Японской войны и последовавшая за ней смута, особенно сильно ударившая по Одессе, смешали эти планы.
 
https://maps.google.com/maps/ms?msa=0&msid=218237830618111004853.0004e6485313e7d7724ea&ie=UTF8&t=h&ll=46.479623,30.757427&spn=0,0&output=embed
 
После установления спокойствия идея возникла вновь. К Техническому обществу присоединилось Императорское Общество сельского хозяйства Южной России, которое также не устраивало выставок с 1884 г. В 1909 г. был сформирован Распорядительный комитет под председательством инженера А. А. Гуляева. В президиум были включены видные одесские агрономы, архитекторы, инженеры, инженеры-технологи, медики (Л. Л. Влодек, С. А. Ландесман, Л. М. Чернигов, Ю. М. Дмитренко, Т. М. Вольфензон, Е. С. Буркер, В. А. Гернеби, И. В. Вирский и другие).

Фабрично-заводская, художественно-промышленная и сельскохозяйственная всероссийская выставка 1910 года, рекламные открытки и почтовые марки

Открытка, оформленная Иваном и Георгием Пашковыми

Открытка, оформленная Иваном и Георгием Пашковыми

Образцы почтовых марок (из коллекции В. Дроздовского)

Образцы почтовых марок

На почётные должности президента и председателя были назначены В. И. Ковалевский (председатель столичного Санкт-Петербургского Технического общества) и известный одесский банкир и промышленник А. А. Анатра. Стать Почётным Президентом «соизволил дать милостивое согласие» великий князь Александр Михайлович. Организаторы выставки не скрывали экспансионистских планов российского капитализма — одной из целей выставки провозглашалась «экономическое завоевание стран Ближнего Востока».
 

Серебряный сувенирный жетон

Распорядительный комитет пожелал узнать отношение местных предпринимателей к устройству выставки, для чего было произведено анкетирование, давшее 72 ответа из которых 60 ответов были позитивных и 12 — негативных. Таким образом, значительная часть представителей местной промышленности и торговли выразили готовность принять участие в выставке, и Комитет занялся получением разрешений и сбором денег.

Проведение выставки было назначено с 15 мая по 1 октября 1910 г. Императорское сельскохозяйственное общество опубликовало «Открытое письмо об условиях участия в фабрично-заводской, художественно-промышленной выставке 1910 г. в Одессе» с обращением к сельским хозяевам края принять в ней участие.

План выставки

Фотокопия плана
 

Подготовка к выставке и ее торжественное открытие

Общая смета расходов на проведение выставки превышала 500 тысяч рублей (по другим данным — 700 тысяч), причём деньги эти были собраны устроителями; из городской казны было выделено только 30 000 рублей на строительство и наполнение экспонатами городского павильона. Город бесплатно выделил территорию для проведения выставки. Ходатайство Распорядительного комитета о предоставлении льготного тарифа на воду было отклонено.

Для облегчения иногородним экспонентам доставки выставочных экспозиций в Одессу им были предоставлены льготные железнодорожные тарифы, включающие бесплатный провоз экспонатов обратно. Иностранным экспонентам было предоставлено право беспошлинного ввоза товаров. В январе 1910 г. была образована «Комиссия для снабжения иногородних посетителей доступными квартирами».

Городские власти дали разрешение на размещение выставки в заброшенной части Александровского парка — так называемой Карантинной площади (на её месте в 30-х годах XX века построили «стадион у моря» (стадион ФК Черноморец)). Предыдущие выставки, проводимые в Одессе в 1881 и 1884 гг., проводились тут же, но в этот раз, ввиду грандиозности планов устроителей и значительно большей требуемой площади (выставка заняла 17 десятин — 18 ? гектар), под выставку была отдана и приморская часть парка, и Михайловская площадь. С противоположной стороны от Михайловской площади границей выставки служил Лидерсовский бульвар.

Выставка была открыта в воскресенье, 25 мая 1910 года. На открытии присутствовали градоначальник генерал-майор И. Н. Толмачев, городской голова Н. И. Моисеев, командующий войсками Одесского военного округа генерал-адъютант Н. П. Зарубаев. После совершения благодарственного молебствия у временного аналоя выставка была открыта командующим округом.

Открытие выставки

Торжественная церемония открытия

Торжественная церемония открытия

Молебен

С приветственным словом к собравшимся обратился одесский градоначальник, а символическую ленточку на входе в главный павильон перерезала его супруга. Приветственное слово градоначальника не отличалось оптимизмом. В частности он сказал:

«Что касается надежд на оживление чисто одесской промышленности, то они навряд ли оправдаются, ибо не секрет же, что одесское фабричное производство крайне ограничено и ничем интересным похвастаться не может. И если говорить об успехах промышленности как результата нашей выставки, то на них могут рассчитывать другие фабричные пункты, приславшие сюда экспонаты, но ничуть ни Одесса».

Блестящий публицист Одессы А. М. Дерибас так откликнулся на «приветствие» градоначальника в газете «Одесский листок», номер которой от 25 мая был полностью посвящен открытию выставки:

«Сегодняшний день Одесса с полным правом может считать высокоторжественным праздничным днём. Сегодня над территорией выставки весело извивается флаг, и там, где несколько месяцев назад были пустынные дорожки заброшенного парка, там сегодня очарованному взору зрителя представится длинный ряд красивых павильонов и киосков — свидетельство кипучей энергии, таланта и трудолюбия устроителей и участников выставки… Но из песни слов не выкинешь — приходится вспоминать, что на сегодняшнем торжестве „отцы города“ по праву должны занять самое последнее, „непочётное“ место… Пусть темнота, узость кругозора, несознательность, послужит извинением „отцам города“, не понявшим великого значения для Одессы настоящей выставки… С некоторого времени принято хоронить Одессу. О её торгово-промышленном значении говорят не в настоящем и будущем, а только в прошлом. В будущем …скептики не видят ничего хорошего для Одессы… Блестящим ответом всем этим скептикам является настоящая выставка».

Были отправлены телеграммы Государю с «выражением верноподданнических чувств», Великим князьям, Председателю совета министров, Министру торговли и промышленности, Главному управляющему землеустройством, другим высшим чинам Империи.

Плата за посещение выставки в день её открытия составила 2 рубля 10 копеек, а за присутствие на самом торжественном открытии — вдвое дороже. Входные билеты на 26 и 27 мая продавали по 1 рубль 10 коп.

В день открытия среди гостей присутствовал бывший шах Персии Мухаммед Али, в то время проживающий в изгнании в Одессе.
 

Архитектура комплекса выставки

Выдающиеся сооружения

1. Павильон Юго-Западной железной дороги; 16. Павильон кирпиче-черепичного завода Фельдзера;
2. Александровская колонна; 17. Павильон РОПиТ;
3. Главные ворота выставки; 18. Павильон рыбного отдела;
4. Главный павильон; 19. Павильон «Габербуш и Шиле»;
5. Фонтан перед главным павильоном; 20. Главное здание сельскохозяйственного отдела;
6. Центральная аллея парка с трамвайной колеей; 21. Павильон «Беллино-Фендерих»;
7. Павильон профессионального образования; 22. Павильон «Байерле и К°»;
8. Здание администрации; 23. Машинный павильон;
9. Павильон пивоваренного завода Санценбахера; 24. Павильон Одесского аэроклуба;
10. Павильон мукомольной фабрики; 25. «Самовар-Гигант», павильон «Товарищества Караван»;
11. Мост над колеей; 26. Главный фонтан;
12. Павильон «Эм. Вайнштейн и С-ья»; 27. Башня-бельведер;
13. Павильон Товарищества А. К. Дубинина; 28. Театр-иллюзион «Гигант»;
14. Ресторан выставки; 29. Особняк Кузнецова.
15. Павильон кондитерской фирмы Печесскаго;

Территория выставки была распланирована инженером М. Ф. Бесчасновым. Основные строительные работы были выполнены техником путей сообщения Е. А. Гавриловым (в Александровском парке) и гражданским инженером С. В. Пановым (на Михайловской площади). Территория выставки была огорожена забором. Чтобы не перекрывать идущую через парк дорогу на Ланжерон, было решено разбить выставку этой дорогой на две зоны, а соединить их между собой специально построенным пешеходным мостом (надземным переходом). С высоко расположенного моста открывался замечательный вид на всю выставку. Для подъёма на мост, для удобства публики, вёл прообраз эскалатора — «движущийся тротуар, представляющий собой деревянную ленту, приводимую в движение специальными электрическими машинами». Для предотвращения угрозы пожаров на территории выставки была создана специальная противопожарная система — проложены трубы «особого морского водопровода».

Рекламный плакат выставки с изображениями некоторых павильонов

Фотокопия плаката

На выставку вело четыре входа. Главный вход, оформленный в виде триумфальной арки в неорусском стиле, совмещённой с башней, в виде маяка с навершием в виде шлема древнерусского витязя (архитектор А. Н. Клепинин), устроили на пересечении главной аллеи Александровского парка и дороги на Ланжерон (напротив памятника Александру II). Арка была украшена ярким мозаичным панно, выполненным художниками выставки, приглашёнными из Москвы — Иваном и Георгием Пашковыми. По всей вероятности эти же художники выполнили и серию рекламных плакатов выставки, напечатанных литографическим способом в одесской типографии «Новак и Побуда». Ещё два входа располагались на Михайловской площади, а четвёртый — у входа в главный ресторан парка.

Ворота главного входа на выставку

Общий вид, открытка Общий вид, открытка

Общий вид на различных открытках

Открытка с программой мероприятий и изображением ворот главного входа на выставку

На поздних выставочных открытках можно встретить гравированное изображение главного павильона выставки, где был представлен широкий выбор мануфактуры, ковров, головных уборов, костюмов и платьев различных фабрик и мастерских.

Главный павильон (павильон мануфактурных изделий)

Общий вид (гравюра В. Кундерта)

Общий вид (гравюра В. Кундерта)

Гравюра легкого, изящного и белоснежного павильона, построенного по проекту гражданского инженера В. Кундерта, им же самим любовно выполнена. Изображению этому суждено было попасть на множество рекламных открыток выставки. В архитектуре протяженного, строго симметричного здания Кундерт сумел выработать черты, которые впоследствии проявятся в более поздних его постройках. Например, огромный доходный дом Яворовских на Нежинской, 64 (1911 г.) увенчан в центре фасада широким скругленным фронтоном, несомненно позаимствованным у главного здания выставки. В целом компоновка сооружения соответствовала традиционным тенденциям мировой выставочной архитектуры тех времен, принципы которой были заложены еще Джозефом Пэкстоном в проекте лондонского «Хрустального Дворца» (1851 г.).
 

Общий вид

Общий вид

Вид выставки и главного павильона

Сооруженный Кундертом павильон хорошо гармонировал с выросшим поблизости зданием администрации выставки, спроектированным Л. Л. Влодеком. Решение его фасадов заимствовалось у здания железнодорожной станции Одесса-Порт на улице Приморской (1902-1903 г.г., сохранилось частично), которое Влодек возводил в соавторстве с С. А. Ландесманом.

Административное здание

Общий вид, открытка

Главная аллея Александровского парка и административный павильон, слева вдалеке видна Александровская колонна, открытка

Посетителю, прошедшему сквозь ворота главного входа открывался воистину величественный вид — прямая главная аллея парка, с рядами одноэтажных павильонов с обеих сторон, уходящая в море. Перспективу завершал стоящий на самом обрыве павильон РОПиТа, сам выполненный в виде морского судна, как бы ошвартованного у строения с башней. Мачта и снасти судна возвышались на фоне моря, что придавало павильону вид реального корабля.

В целом было построено 30 «казённых павильонов» общей площадью около 13 тысяч квадратных метров — в том числе главное здание выставки и главные отраслевые павильоны, на что было потрачено более 200 000 рублей.
Кроме казённых павильонов на территории выставки было возведено более 120 частных, основная масса которых была построена одесскими строителями и архитекторами — 105 павильонов и киосков. Некоторые приезжие экспоненты самостоятельно создавали свои экспозиционные площадки или даже везли собственные павильоны с собой в разобранном виде — так поступили, например, московская парфюмерная фирма Ралле и кавказский производитель коньяка Д. З. Сараджаев.

Павильон парфюмерной фирмы Ралле

Общий вид, открытка с рисунка художника Георгия Пашкова. Издательство «Т-во Р. Голике и А. Вильборг»

Павильон фабрики Дунаева

Общий вид, открытка с рисунка художника Георгия Пашкова. Издательство «Т-во Р. Голике и А. Вильборг»

Частные павильоны были оформлены очень разнообразно, исходя из эстетических пристрастий владельцев, направления работы фирмы и архитектурной моды того времени. Павильоны привлекали внимание посетителей ярко выраженной стилистикой и «национальной экзотикой» — было большое число павильонов в русском стиле или стиле национальных окраин Империи, зарубежных стран, родины экспонентов.

Павильон фаянсово-фарфоровых заводов А. Ф. Зусьмана

Общий вид

Павильон книгоиздателя И. Д. Сытина

Общий вид

Общий вид

Павильон книгоиздателя И. Д. Сытина был построен в неорусском стиле и расписан все теми же Иваном и Георгием Пашковыми. Мукомол Э. М. Вейнштейн (фирма «Эм. Вайнштейн и С-ья») соорудил белоснежный «мавританский» дворец с минаретом, украшенный тонкого исполнения восточной резьбой.

Павильон Э. М. Вейнштейна

Общий вид

Общий вид павильона и окружающих построек, открытка

Павильон шампанского «Moet & Chandon» наследовал в своей архитектуре стиль Людовика XVI и представлял собой пышно оформленный киоск, квадратный в плане, с четырьмя совершенно идентичными фасадами.

Павильон фирмы «Moet & Chandon»

Общий вид

Павильон мануфактурной фирмы был исполнен в древнегерманском стиле, павильон восточных сладостей Л. Х. Дуварджоглу — в древнеегипетском.

Павильон Л. Х. Дуварджоглу

Общий вид, на заднем плане виден павильон Э. М. Вейнштейна

Павильон гильзовой (для папирос) и папиросной фабрики И. Л. Конельского был мраморным, а фирма музыкальных инструментов «Ю. и Г. Рауш» создала изящный павильон, окна которого были выполнены в форме раскрытых крыльев бабочки. К тому времени декоративный модерн, в котором было выполнено сооружение, в Одессе фактически уже не практиковался и павильон «Ю. и Г. Рауш» выглядел на выставке несколько ретроспективно, хотя и был помимо всего прочего декорирован модными для того времени элементами ампира.

Павильон фирмы «Ю. и Г. Рауш»

Общий вид, открытка

Общий вид

Павильон фирмы «Э. Байерле и К°» (машины, насосы, пожарные трубы) копировал главный вход на выставку — правда, остаётся неизвестным, кто у кого позаимствовал идею дизайна.

Павильон фирмы «Э. Байерле и К°»

Общий вид, справа виден павильон чугонолитейного завода Г. и М. Раухвергеров

Много павильонов было создано в модном тогда стиле модерн. Многие цитировали в своей архитектуре известные узнаваемые сооружения из других стран или городов. Например, павильон Акционерного общества Р. Киндлера привлекал внимание башнями, скопированными со старинного замка в городе Мир (Беларусь).

Павильон Акционерного общества Р. Киндлера

Общий вид

По тогдашней моде вид самого павильона должен был сразу подсказать посетителям о деятельности экспонента.
Павильон горного отдела был устроен в виде шахты и обложен большими глыбами антрацита; чугунолитейного завода Г. и М. Раухвергеров был весь выполнен из чугуна; кирпично-черепичного завода Фельдзера был весь собран из продукции, выпускаемой заводом, а к самому сооружению вела эффектная трехпроемная арка модернизированных форм.

Павильоны чугунолитейного завода Г. и М. Раухвергеров и кирпично-черепичного завода Фельдзера

Общий вид павильона Раухвергеров и арки Фельдзера

Архитектор Ю. М. Дмитренко возвел весьма оригинальный павильон для мукомольной фабрики «Братья Анатра», разумеется, не обойдя вниманием мотив мельницы.

Рядом разместился павильон пивоваренного завода Санценбахера, представлявший собой причудливую смесь палатки и пивной бочки с пристроенной сбоку верандой для защиты от солнечных лучей и непогоды посетителей, изъявивших желание продегустировать продукцию именитого пивовара.

Павильоны фабрики «Братья Анатра» и пивоваренного завода Санценбахера

Общий вид

Французский производитель коньяков «Е. Норманден и К°» оформил свой павильон в виде каменного подвала, для хранения своей продукции, увенчанного бутылкой коньяка высотой в человеческий рост.

Павильон «Е. Норманден и К°»

Общий вид

Некоторые участники соорудили павильоны весьма скромных размеров, более напоминающие садовые беседки — к таким можно отнести павильон «Боржоми» (по старой транскрипции — «Боржомъ»).

Павильон «Боржоми»

Общий вид

Павильон пивоваренного завода Ф. Енни и К

Общий вид

Верхом минимализма являлся киоск московского книгоиздательства «Современные проблемы» — деревянная будка с единственным прилавком внутри. Фасад был украшен надписью огромного размера «Просимъ брать» — имелись в виду рекламные проспекты.

Павильон книгоиздательства «Современные проблемы»

Общий вид

Павильон участника из Ченстохова являлся и электростанцией, снабжающей выставку электроэнергией.

Проще выглядели «казённые» павильоны: отдел торгового судоходства был оформлен простой крестьянской избой, увешенной спасательными кругами и государственными флагами.

Павильон отдела торгового судоходства

Общий вид

Павильон профессионального образования напоминал конюшню, щедро украшенную национальными флагами.

Павильон профессионального образования

Общий вид

К удивлению, так же непритязательно выглядел павильон Мальцовских заводов. Впрочем, нужно отметить, что все экспоненты из Российской империи обильно демонстрировали свои патриотические чувства большим количеством национальных флагов.

Павильон Мальцовских заводов

Общий вид

Павильон Юго-Западной железной дороги

Общий вид

Среди главных достопримечательностей выставки выделялся один из павильонов чайного «Товарищества Караван», выполненный из дерева в виде самовара высотой 13 метров с огромным заварочным чайником на вершине. В верхней части самовара была устроена смотровая площадка с рестораном. Надписи на самоваре были написаны на русском языке и модном тогда языке эсперанто, а сам самовар украшала эмблема эсперанто — зелёная звезда.
В. П. Катаев, посетивший выставку ещё ребёнком, вспоминал, что самовар был «…высотой с четырёхэтажный дом… 10 саженей в высоту, 5 саженей в диаметре».

Самовар-гигант

Общий вид Общий вид Общий вид

Общий вид

Самовар-гигант и павильон Аэроклуба, на заднем плане видна башня городской обсерватории

Рекламная открытка «Товарищества Караван», приуроченная к Одесской выставке 1910 года

Второй павильон «Товарищества Караван» был административным, имел более скромные размеры, строго симметричную композицию фасада и башню-мезонин в центре, увенчанную невысоким шатром.

Административный павильон «Товарищества Караван»

Общий вид Башня-мезонин

Обложка проспекта «Товарищества Караван» с изображением административного павильона

Павильон завода шампанских вин «Генри Редерер» привлекал внимание публики макетом 6,5-метровой бутылки шампанского, установленной на 3-метровом постаменте. Автор этого «чуда» — инжернер Н. В. Осинский.

Павильон завода шампанских вин «Генри Редерер»

Вид аллеи и павильона на переднем плане

Фотокопия проекта инженера Н. В. Осинского

Оригинальным дизайном мог похвастать и вышеупомянутый павильон Русского общества пароходства и торговли. Он был построен архитектором А. Н. Клепининым в виде части корпуса настоящего парохода, соединённого со зданием агентства РОПиТ.

Павильон РОПиТ

Общий вид, открытка

Общий вид, открытка с рисунка художника Георгия Пашкова. Издательство «Т-во Р. Голике и А. Вильборг»

Пивоваренный завод «Габербуш и Шиле» оформил свой павильон в виде шпиля, составленного из пивных бочек разного размера, уменьшающихся от основания к верхушке. Благодаря своему эффектному силуэту, сооружение было одним из самых запоминающихся на выставке и было впоследствии запечатлено на множестве почтовых открыток.

Павильон «Габербуш и Шиле»

Общий вид, на переднем плане расположился павильон «Moet & Chandon» Общий вид, на переднем плане расположился павильон «Moet & Chandon»

Общий вид

Общий вид, открытка

Фирменная пивная кружка «Габербуш и Шиле» из коллекции В. Дроздовского

Павильон «Кавказский натуральный коньяк» Д. З. Сараджиева был выполнен в виде скалы с гротом, на вершине которой стояла скульптура горного козла, а с вершины низвергался водопад. Интерьер грота, где проводились дегустации, напоминал пещеру и, по отзывам прессы, «вызывал полную иллюзию».

Павильон «Кавказский натуральный коньяк» Д. З. Сараджиева

Общий вид, открытка Общий вид, открытка

Общий вид, открытка

Общий вид, открытка

Реклама Д. З. Сараджиева в путеводителе по выставке

Этикетки продукции Д. З. Сараджиева

Конечно, не все архитекторы выдерживали единый стиль. Самый наглядный пример художественного «разнобоя» — павильон «Товарищества А.К. Дубинин», сочетавший тяжелый каменный цоколь, полуовальный входной проем в стиле модерн, крышу с мелкой резьбой и нарядную, почти что пряничную башню-каланчу. Для той выставки был изготовлен рекламный плакат с видом павильона. Возможно, это была одна из первых аэрореклам в России (1910 г.!). На одесской выставке кроме золотой медали фирма А. К. Дубинина получила и высокое звание поставщика императорского двора.

Павильон «Товарищества А.К. Дубинин»

Общий вид

Общий вид

Общий вид

Реклама «Товарищества А.К. Дубинин» с изображением павильона и аэроплана

Одной из главных достопримечательностей выставки и её вертикальной доминантой стала обзорная башня-бельведер высотой 25 метров, построенная архитекторами А. Штейнгаузом и М. Руди и соединившая в своей архитектуре черты югендстиля и ар-деко, в Одессе практически не прижившегося. Одесситы называли её «Эйфелевой башней». Со смотровой площадки, оборудованной на её вершине, открывался великолепный вид на выставку, город и море.

Башня-бельведер

Общий вид башни и расположенных поблизости павильонов

Общий вид

Напротив главного павильона выставки был устроен фонтан с мощным насосом, способным подбрасывать струю воды на 15 метров, и с поворачивающимися кранами, для изменения направления струй воды и со специальной подсветкой восемью прожекторами с меняющимися цветными стёклами. По вечерам его «струи…, окрашиваемые …в различные цвета, принимали самые неожиданные формы, превращаясь в фантастические фигуры и целые феерические картины». Фонтан был построен берлинской фирмой «Шеффер и Вальнер» и его устройство обошлось организаторам выставки в 12 000 рублей. Фонтан считался достопримечательностью и по вечерам собирал толпы посетителей. Вообще же, в жаркие дни на территории выставки работало несколько фонтанов.

Павильон консервной фабрики Софьи Фальц-Фейн

Общий вид, открытка с рисунка художника Георгия Пашкова. Издательство «Т-во Р. Голике и А. Вильборг»

Общий вид

На выставке функционировали кинематограф, «театр-иллюзион» «Гигант» на 600 зрителей, фонтаны с цветной подсветкой, большая водяная карусель. Проводились театрализованные шествия и карнавалы: «Ночь на Монмартре», «Сорочинская ярмарка», «Цветочное корсо»; конкурсы, детские праздники, из знаменитого имения Фальц-Фейна в Аскании-Нова были привезены животные и устроен зверинец.

Театр-иллюзион «Гигант»

Общий вид, открытка Общий вид, открытка Общий вид, открытка

Общий вид театра и расположенных поблизости павильонов

Художественный отдел, располагавшийся в отдельном павильоне неоклассического стиля, украшенном большими скульптурными барельефами (архитектор А. В. Щусев), состоял из 11 групп и пользовался успехом у публики. В отделе экспонировались работы художников И. Я. Билибина, А. М. Васнецова, М. Добужинского, В. В. Кандинского, Б. М. Кустодиева, С. Малютина, Д. И. Митрохина, И. Е. Репина, А. А. Рылова, Н. К. Рериха, В. А. Серова, К. Ф. Юона; скульпторов И. Я. Гинцбурга, С. Т. Конёнкова, П. П. Трубецкого (он выставлял четыре бронзовых скульптурных группы: «Мать и сын», «Офелия», «Атлет» и бюст жены мастера) и других. Товарищество южнорусских художников было представлено К. Ф. Богаевским, Н. Бодаревским (картины «Молодой мечтатель» и «Вдали от родины»), П. Володкиным, Т. Дворниковым, К. К. Костанди (картины «Гуси», «Синяя туча», «Сирень»), Н. Д. Кузнецовым (картины «Прачки», «портрет артистки императорских театров М. Н. Кузнецовой»), А. Маневичем, П. А. Нилусом (картины «Розовое облако» и «В старые годы»), Б. Эгиз и др.

Павильон художественного отдела

Общий вид, слева расположен павильон Акционерного общества Р. Киндлера

Павильон удельного ведомства

Общий вид

Сельскохозяйственный отдел выставки был самым обширным. Его экспонаты размещались сразу в нескольких казённых павильонах. Главное здание отдела было сооружено в виде средневековой базилики, с двумя высокими башнями. В ней демонстрировались дары Херсонской и других южных губерний. В отделе «Сельскохозяйственные машины» были представлены изделия практически всех заводов земледельных орудий.

Павильон сельскохозяйственного отдела

Общий вид, открытка

Одесскую промышленность представляли заводы Беллино-Фендериха (паровые машины, котлы, мельницы, насосы) и Акционерного общества И. И. Ген (земледельческие машины).

Павильон завода Беллино-Фендерих

Общий вид

Павильон Акционерного общества И. И. Ген

Общий вид

Общий вид

Павильон техники

Общий вид, открытка

Аллея, ведущая к павильону техники

Интерес вызывала экспозиция кустарного отдела: выставленные в этом отделе работы южных кустарей, иногда поражающие своим изяществом, разнообразием и дешевизной — писал журналист «Нивы». В отделе рыбоводства и рыболовства особый интерес вызывала экспозиция казённого рыборазводного завода на озере Ялпуг — «здесь перед нами проходи вся история рыбы, начиная с искусственного высаживания икры и кончая приготовлением рыбных консервов» — писал он же.

Стоит упомянуть так же строгий и элегантный павильон фотографа Иосифа Покорного и выполненный в строгом модерне павильон фирмы «Гедеон-Бейм» (представительство сепараторов «Ланц»).

Павильон фотографа Иосифа Покорного

Общий вид

Павильон фирмы «Гедеон-Бейм»

Общий вид павильона и ветряной вышки

В модернизированных формах североевропейской архитектуры был выстроен павильон рыбного отдела, который из числа казеных павильонов выглядел наиболее эффектно.

Павильон рыбного отдела

Общий вид

Общий вид павильона рыбного отдела и павильона «Габербуш и Шиле» (слева)

Общий вид, открытка

После окончания выставки в 1911 году все павильоны были демонтированы и возвращены владельцам. Некоторые павильоны использовались и в дальнейшем. Так, выставочный театр-иллюзион «Гигант» был вновь собран на Молдаванке и использовался как кинотеатр. Воздухоплавательный павильон стал ангаром на одесском авиационном заводе. Трамвайная остановка на территории Александровского парка была сохранена и использовалась как контора управления парком им. Т. Г. Шевченко. Сохранилась так же трансформаторная будка, обслуживавшая трамвайную линию. В парке осталось несколько брошенных хозяевами павильонов, которые также были приспособлены под различные нужды, один из которых, павильон кондитерской фирмы Печесскаго, прекрасно сохранился до наших дней и переоборудован для ветеринарной лечебницы.

Павильон кондитерской фирмы Печесскаго

Общий вид (современное состояние)

Общий вид (современное состояние)

Общий вид (современное состояние)

Небольшое сооружение, имеющее в плане восьмигранную форму, перекрыто невысоким шатром и привлекает великолепным резным деревянным крыльцом.
 

Крыльцо, общий вид

Навес крыльца, общий вид

Резная капитель опоры крыльца

Следует заметить, что для нынешней Одессы аутентичные архитектурные элементы из дерева — огромная редкость.
 

Фонарь шатра

Оконный наличник

https://maps.google.com/maps/ms?msa=0&msid=218237830618111004853.0004e6483b91461bec18e&ie=UTF8&t=h&ll=46.47844,30.75658&spn=0,0&output=embed
Павильон фирмы Печесскаго на карте

 

Проведение выставки

По случаю 250-тысячного и полумиллионного посетителя устраивались пышные торжества. Играл духовой оркестр под управлением А. Р. Погорельского. В начале августа состоялся бенефис дирижёра В. С. Тереньева, который дирижировал оркестром и хором общим числом в 250 человек. Композитор Л. И. Чернецкий посвятил Одесской выставке марш для фортепьяно.
 

Грамофонная пластинка с маршем Л. И. Чернецкого

Эстрада музыкального павильона

Общий вид

Впрочем, не все виды развлечений разрешались. Газета «Одесские новости» в июле 1910 г. писала:

«Распорядительным комитетом выставки получено отношение г. градоначальника генерал-майора И. Н. Толмачёва с запросом по поводу напечатанного в „Одесских новостях“ сообщения об исполнении на территории выставки неприличного содержания пошлых кафешантанных итальянских песен и дуэтов, еврейских куплетов и рассказов. В том случае, если всё упомянутое в указанном сообщении соответствует действительности, градоначальник предлагает немедленно же прекратить этого рода представления, предваряя, что в противном случае им будет воспрещён доступ на выставку по вечерам детей и учащихся».

Кроме ресторана на верхней площадке самовара-гиганта, на территории выставки расположились и другие рестораны и кафе, а экспоненты, выставлявшие продукты питания и напитки регулярно устраивали дегустации своей продукции.

Главный ресторан

Общий вид

Владельцы некоторых ресторанов решили составить конкуренцию главному ресторану выставки — стационарному ресторану Александровского парка, и расположили филиалы своих заведений на территории выставки, как бы для рекламы своих ресторанов. Над самым морем расположилось огромное «Grand Cafe» Станислава Островского, содержавшего популярное кафе в центре Варшавы.

«Grand Cafe» С. Островского

Общий вид

Общий вид

Другой ресторан, «Квисисана», был расположен на главной аллее, являлся филиалом одноименного одесского ресторана, располагавшегося на улице Преображенской напротив Собора. Выставочное заведение было четырёхэтажным. В ресторане можно было пообедать как на открытых площадках, так и в залах. Выставочный филиал постигла печальная участь:

«Вчера утром на главной выставочной территории сгорел дотла один из самых больших ресторанов на выставке „Квисисана“, принадлежащий Ю. Бертэ. Лишь благодаря счастливой случайности, пожарным частям удалось отстоять от огня соседние павильоны и этим спасти всю выставку, которой угрожала опасность».

— Одесские новости. 4 июля 1910 г.

Ресторан «Квисисана»

Общий вид

К выставке было выпущено несколько наборов почтовых открыток с изображением выставочных построек (открытки были выпущены одесскими издательствами, Всемирным Почтовым Союзом России, акционерным обществом Гранберга в Стокгольме, варшавским издательством Граф. Зав. Б. Вержбиций и К° — всего было выпущено более сотни открыток). Нельзя не упомянуть также серию почтовых открыток, посвящённую выставке, художника Георгия Пашкова (Издательство «Т-во Р. Голике и А. Вильборг»). Художник В. Дунаевский выпустил альбом шаржей. Одесский гравёр Л. Пахман выпустил несколько серий памятных жетонов (из серебра и различных сплавов). Перед открытием выставки были напечатаны рекламные плакаты.

Общие виды выставки

Боковая аллея

Вид с пешеходного моста

Вид с пешеходного моста

Ход выставки подробно освещался не только всеми одесскими, но и столичными и российскими газетами (к примеру, столичные журналы «Всемирная новь» и «Нива» разместили статьи и фоторепортажи об открытии выставки). Во время работы выставки издавались сразу две конкурирующие друг с другом газеты: официальный «Вестник выставки 1910 года в Одессе», под редакцией Л. Г. Жданова, который должен был выходить ежедневно тиражом не менее 10 000 экземпляров (выпущен был 71 номер) и «Одесская выставка» (было издано 46 номеров).

Вот некоторые сообщения газеты «Одесские новости» о выставке:

«Из Царства Польского прибыло в Одессу много безработных, рассчитывающих найти работу на выставке; одних официантов прибыло около 7000 и большинству, конечно, пришлось вернуться обратно на родину».

— «Одесские новости». Май 1910 г.

«Организованным на выставке контролем вчера уже было установлено появление в городе поддельных билетов для входа на выставку. Несколько лиц, явившихся на выставку по таким билетам, были задержаны. Приняты меры по выявлению источника фабрикации и распространения таких билетов».

— «Одесские новости». 30 мая 1910 г.

«Выставку посетил вчера Ф. И. Шаляпин, который в сопровождении друзей подробно ознакомился со всеми отделами выставки. Особенно произвёл на знаменитого гостя сильное впечатление открывающийся вид на море. „Одним этим видом, — сказал Шаляпин, — одесская выставка значительно выигрывает в сравнении с брюссельской, которую я недавно посетил“. Сам Шаляпин пробыл на выставке до 11 час. ночи».

— «Одесские новости». 3 июня 1910 г.

«Третьего дня начал функционировать устроенный на выставке, у главного моста, „ТОПОГАН“ (подвижной тротуар), автоматически перемещающий желающих за небольшую плату (2—3 коп.) с выставочной территории на верхнюю площадку моста и обратно».

— «Одесские новости». 3 августа 1910 г
 

Периодические издания, посвященные выставке

Для наблюдения за порядком охраны выставки была нанята специальная команда — Александро-Невская Биржевая артель, прибывшая из Москвы, действующая на основании «Высочайше-утверждённом мнении Г. Совета и Устава Правления». В газетах было помещено объявление: «Посторонние лица на территорию выставки не допускаются. Гг. экспоненты, доверенные и участвующие в постройке должны при входе предъявить пропускные билеты». Специальные номерные служебные билеты с фотографией и личной подписью владельца были отпечатаны в одесской типографии «Энергия». По указанным на самих билетах правилах, они были именными (без права передачи другому лицу), должны быть предъявлены агентам контроля и охраны по первому их требованию, а лицо, отказавшиеся предъявить пропускной билет, было обязано купить входной билет.

Входные билеты

Стандартный входной билет

Служебный билет

Экспозиция выставки по традициям того времени была разделена на 32 тематических отдела: 15 в промышленном секторе и 17 в сельскохозяйственном. На момент открытия выставки было представлено примерно 1300 экспонентов, из которых около 250 относились к сельскому хозяйству, 800 — к фабрично-заводскому, а остальные — к школьному, морскому, художественному и авиационному. На Одессу приходилось 450 экспонентов, 105 — на соседние южно-русские губернии. Остальные — на остальные регионы Российской империи. 79 экспонентов прибыли из-за границы (24 — из Германии, 16 — из Австрии, 9 — из Франции, 3 — из Англии).

Из-за начавшейся в Малой Азии эпидемии чумы, на выставку не прибыли ни участники, ни зрители с Ближнего Востока. Экспоненты продолжали прибывать в течение всего лета, и к концу сентября (в канун закрытия выставки) их общее число достигло 1500.
Плата за посещение выставки была назначена в размере 32 копеек (включая благотворительный сбор). Дети до 10 лет и учащиеся в форме платили вдвое меньше.
В субботу, 29 мая (11 июня) 1910 года (далее все даты по старому стилю), выставку посетило 5 тысяч человек.

Всего за первые две недели выставку посетило 90 тысяч человек. Полумиллионный посетитель был зарегистрирован 19 августа 1910 г. До окончания работы выставки её по платным билетам посетило около 700 тысяч человек, что при 520-тысячном населении Одессы того периода могло считаться неплохим результатом.
К сожалению, на работе и посещаемости выставки отрицательно сказались как просчёты организаторов, так и внешние причины—эпидемии и дождливая погода сильно сократили количество приезжающих в Одессу (1910 год выдался для Одессы не очень удачным, в мае началась эпидемии холеры, а в июне — чумы. Лето выдалось холодным и дождливым).
 

Общий вид выставки, в центре на заднем плане видны ворота главного входа

В первые дни и даже недели работы выставки многие павильоны оставались пустыми. Самодвижущийся топоган, работа которого была разрекламирована, начал функционировать только 1 августа 1910 г., то есть спустя два месяца после открытия выставки.
По правилам выставки посетители могли купить понравившиеся им экспонаты в последний день работы выставки.

При Выставке был учрежден «Главный экспертный Совет» и экспертные комиссии в чьи задачи входила оценка качества выставляемых товаров. Экспертные комиссии состояли из членов РТО и Общества сельского хозяйства и привлечённых со стороны специалистов, «известных своею опытностью и трудами в соответствующей отрасли промышленности». Каждая экспертная комиссия оценивала достоинства экспонатов по десятибалльной шкале, представляя свои заключения в Главный Совет. Окончательный список предложенных экспертным Советом наград представлялся на утверждение Министерства торговли и промышленности.
 

Центральная аллея выставки

Награды от Комитета выставки «выдаваемы быть не могут». Лучшие выставочные экспонаты отмечались Министерством торговли и промышленности похвальными наградами в виде дипломов на золотые, серебряные и бронзовые медали большие и малые, похвальными отзывами и денежными премиями. Лауреаты наград выставки впоследствии могли помещать их изображения на вывесках, изделиях, товарных знаках и документах.
 

Экспозиция одесского аэроклуба и демонстрационные полёты

Огромным успехом пользовался павильон Одесского аэроклуба, сооруженный под руководством А. Анатра. Павильон был выполнен в виде огромного шатра из плотного авиационного шёлка. Экспонировались аэропланы Антуанетт, Блерио, Фарман, а также модели местной постройки; воздушный шар «Россия», модели летательных аппаратов.
Ю. Олеша, посетивший выставку, писал о впечатлении от павильона авиации:

«Околдовал меня! Лишил дара речи! Не отпускал меня!»

Павильон Одесского аэроклуба

Общий вид

Общий вид

Интерьер

Современникам запомнился один из первых полётов в Одесском небе, осуществлённый Сергеем Уточкиным во время проведения выставки. 3 июля 1910 г, при огромном стечении народа (плата за входной билет на выставку в тот день была поднята до 1 рубля 10 копеек), Уточкин на самолёте «Фарман», разогнавшись по центральной аллее Александровского парка, взмыл в небо, сделал несколько кругов над Одесским заливом, который был заполнен специально вышедшими в море яхтами, лодками, катерами и баркасами одесситов, желавшими наблюдать за полётом, и сел на противоположной стороне залива в селе Дофиновка.
 

Открытое письмо лета 1910 года с упоминанием планирующегося полета С. Уточкина

Полёт Уточкина сопровождался небывалыми мерами безопасности. Вот как описывала приготовления к полёту газета «Одесские новости»:

«Господин градоначальник разрешил С. И. Уточкину совершить 3 полёта на аэроплане с территории выставки над морем до берега Дофиновки и обратно 3, 7 и 10 июля. Командующий войсками Одесского военного округа, со своей стороны, согласился предоставить на время полётов необходимый наряд войск для охраны выставочной территории, зданий, насаждений, экспонатов и т. п. В море будут курсировать катера и яхты. Узнав о таком обилии назначенных судов, Сергей Уточкин шутливо заметил: „При таком положении я уже гарантирован, что не упаду в море, а упаду на катер или яхту“.

От дальнейших полётов, запланированных на 7 и 10 июля 1910 года авиатор отказался по причине неудовлетворительного финансового результата — все полёты были коммерческими, Уточкин нёс затраты и намеревался не только компенсировать их, но и получить прибыль; первый полёт однако ожидаемой прибыли авиатору не принёс. После совершения первого полёта Одесские новости отметили:

„Вчерашний редкий по смелости полёт С. И. Уточкина с территории выставки через бухту на противоположный берег Дофиновки, в смысле развития авиации, имеет не меньше значения, нежели перелёт Блерио через Ламанш“.

Здание воздухоплавательного павильона, после окончания выставки, было с разрешения городских властей демонтировано и перенесено на место организации производства самолетов, став впоследствии дополнительным ангаром и частью авиационного завода Анатра на территории современной Одесской киностудии.
 

Пуск первой в городе линии электрического трамвая

Судя по тому, что на большом количестве печатной продукции, посвященной выставке, изображены трамвайные пути и вагоны электрического трамвая, пуск первой в Одессе линии электрического трамвая был приурочен к выставке, объявлен заранее и широко обсуждался общественностью. Однако фактический запуск линии трамвая произошёл только в сентябре.
 

Торжества по случаю пуска первой линии трамвая

Бельгийское трамвайное общество — „Бельгийское Общество Одесских конно-железных дорог“ — взялось запустить первую линию электрического трамвая (линия № 32) даже не имея ещё официального разрешения от властей на проведение этих работ. Производство работ затягивалось, одесситы с нетерпением ждали открытия линии:

„Как сообщают, через 10—12 дней откроется движение по выставочной линии. В настоящее время главная остановка за металлическими столбами, требуется установить 200 столбов, до сих пор установлено 40, остальные можно устанавливать по 20 в день. Вагоны находятся уже в пути, и за эти 8 дней, когда будут установлены столбы, прибудут в Одессу. Штат вагоновожатых будет переведен с люстдорфской линии“.

— Одесские новости. 5 июля 1910 г.

Наконец-то в начале сентября 1910 г. были произведены технические испытания, закончившиеся успешно:

„Пробная поездка специальной технической комиссии по всей выставочной линии, от Ланжерона мимо выставки по Сабанскому переулку на Канатную и оттуда по Греческой ул. до Греческого базара и обратно состоялась 4-го сентября. К началу движения электрического вагона по городу собралось очень много народу“.

— Одесские новости. 5 сентября 1910 г.

11 сентября 1910 г. первая линия электрического трамвая в Одессе была запущена:

„Я помню себя стоящим в толпе на Греческой улице в Одессе и ожидающим, как и вся толпа, появление перед нами вагона трамвая… Трамвай показался на Строгановском мосту, жёлто-красный, со стеклянным тамбуром впереди, шедший довольно скоро, но далеко не так, как мы себе представляли. Под наши крики он прошёл нас с тамбуром, наполненном людьми, среди которых был какой-то высокопоставленный священник, кропивший перед собою водой, там же градоначальник Толмачёв в очках и с рыжеватыми усами. За управлением стоял господин в кепке, и все произносили его имя: Легоде. Он был директор бельгийской компании, соорудившей первую трамвайную линию в Одессе“.

— Юрий Олеша.„Ни дня без строчки“.

После начала эксплуатации линии Одесской городской думой были заявлены условия её работы: трамваи начинали работать на линии в 7 часов утра, а заканчивали работу в 1 час ночи. Интервал между трамваями — 5 минут.
 

Продление сезона

В октябре 1910 года устроители выставки выступили с предложением сохранить павильоны и возобновить выставку летом 1911 года. Даже начала обсуждаться идея о создании на базе выставки „начиная с весны будущего года постоянной художественно-промышленной выставки“. Одесское отделение РТО провело анкетирование среди экспонентов, которое подтвердило желание возобновить выставку в 1911 году. Общее собрание РТО от 7 октября 1910 г. постановило возобновить выставку в будущем году. Председатель Общества М. М. Дитерихс направил официальное Отношение в Городскую управу, поступившее в неё 12 октября 1910 г. и зарегистрированное за № 239.

Общие виды выставки

Вид с пешеходного моста, вдали видны башня-бельведер и самовар-гигант

Аллея, ведущая к павильону РОПиТ

Начинавшийся со слов благодарности Управе, всячески содействовавшей Распорядительному комитету и выделившей безвозмездно под нужды выставки часть городской земли, что позволило Обществу организовать и провести блестящую выставку, далее, однако, тон прошения менялся на минорный и Дитерихс сообщал, что устроители выставки понесли существенные финансовые убытки из-за погодных и эпидемиологических условий, сообщал, что Распорядительный комитет, опираясь на данные проведённого анкетирования, принял решение возобновить выставку с следующем году с привлечением новых экспонентов и просил дозволения Управы оставить в пользовании Распорядительного комитета отведённые под устройство выставки земли ещё на один год, ввиду того, что главная цель выставки оказалась „не осуществлённой в той полноте, которая является желательной в интересах Одессы и южнорусской промышленности и торговли“.

Городская дума пошла устроителям навстречу и продлила выделение территории до 1 января 1912 г.
Разрешение от министерства торговли и промышленности, по ходатайству Распорядительного комитета, на проведение выставки в 1911 г. было получено 14 октября 1910 г.

В распорядительный комитет обращались предприниматели из российских городов, Болгарии, Австрии с заявками на посещение выставки.

Торжественное открытие выставки состоялось 14 мая 1911 г. Церемония напоминала торжественное открытие 1910 г. — после молебствия, в присутствии Градоначальника, выставка была объявлена открытой. На открытии присутствовала также специальная делегация из Болгарии. Комитет выставки дал завтрак в честь болгарских гостей, начавшийся, как и полагалось в подобных случаях, с „тостов за Государя Императора и Царя Фердинанда, покрытых гимнами и единодушным ура“. Впрочем, описывающий эту церемонию журналист „Торгово-промышленной газеты“ не преминул упомянуть, что „выставка имеет не вполне законченный вид“.
 

Общий вид выставки вблизи современной Ланжероновской площади, справа на заднем плане виден особняк Кузнецова

Выставка работала вплоть до 1 октября 1911 г. Надежды устроителей на коммерческий успех не оправдались и в этом сезоне. Как отмечала „Торгово-промышленная газета“ 1 октября 1911 г.:

„В 1911 году, как и в прошлом, выставка закончилась крупным дефицитом…“.

Выставка 1910—1911 гг. не имела коммерческого успеха, её организаторы потерпели убытки. Этому способствовали как субъективные, так и объективные причины. К первым можно отнести то, что на первом этапе работы выставки многие павильоны стояли пустыми. Механический топоган начал работу только 1 августа. Электрический трамвай, призванный облегчить посетителям проезд до выставки, был запущен только 11 сентября, то есть менее чем за месяц до окончания работы выставки. К объективным причинам нужно отнести эпидемии чумы и холеры, которые помешали участию иногородних и зарубежных экспонентов и зрителей — так, хотя заявлялось, что выставка будет ориентирована на ближневосточную торговлю, из этого региона никто не прибыл (о серьёзности положения говорит хотя бы тот факт, что количество проживающих в одесских гостиницах летом 1910 году упало на половину, по сравнению с предыдущим годом). Дождливое лето также уменьшило количество посетителей.

Кроме того, нужно принять во внимание тот факт, что в 1910 г. одновременно с Одесской выставкой, проходила „Южнорусская областная сельскохозяйственная, промышленная и кустарная выставка“ в Екатеринославе, оттянувшая на себя часть экспонентов и посетителей из соседних губерний. Это так же была крупная выставка, в ней приняло участие около 1000 экспонентов.
 

Коллекция из 100 пород хвойных деревьев

Однако, несмотря на все внешние негативные обстоятельства и просчёты организаторов, выставка 1910—1911 гг. благотворно сказались на одесской торговле и промышленности. Было заключено много сделок. В результате выставки в Одессе открылись представительства зарубежных фирм-экспонентов. Выставке Одесса обязана появлением электрического трамвая. Выставка сыграла свою роль в распространении передовых технологий, в оживлении торговли, в строительстве в регионе новых промышленных предприятий. Во время выставки проведено 6 „научных, технических и торгово-промышленных съездов“ (необходимо отметить, что их планировалось провести 14, но из-за отказа приехать в Одессу из-за эпидемии многих иногородних и зарубежных участников, их число пришлось сократить). Вот какие „съезды“ были проведены: Мукомолов Черноморского и Азовско-Кавказского районов; Южнорусский съезд виноградарей и виноделов; Первый Всероссийский съезд деятелей и специалистов по благоустройству городов; Первый Южнорусский торгово-промышленный съезд; Второй областной съезд деятелей по холодильному делу; Первый русский съезд деятелей по воздухоплаванию.

Показательное выступление воспитанников гимназий

 

После падения производства и хаоса 1905—1907 гг., Одесса вновь заявила о себе как об одном из ведущих городов Российской империи. К 1913 году Одесса производила промышленных товаров на 50 млн рублей, что более чем в два раза превышало уровень производства 1907 года. По темпам экономического роста в этот период времени Одесса вышла на третье место в стране.

 

 

Использованная литература и архивы

  • „Выставка в Александровском парке. К 100-летию открытия“. Ф. Каменецкий. // Порто-Франко : Газета. — Одесса: Черноморье, 2010. — В. 21 мая. — № 19 (1015).
  • „По высшему разряду. К 100-летию Фабрично-заводской, художественно-промышленной и сельскохозяйственной выставки в Одессе 1910 годам“. А. Беляновский
  • Статья в Википедии
  • Сайт Odessastory. Галерея пользователя Brassl

Авторы

cover

Большая Арнаутская, 91

Небольшой дом, занимающий по ширине фасада на красной линии половину стандартного участка, имеет характерные черты, которые присущи творчеству Леонида Чернигова. Над воротами расположена комната дворника, а первый этаж был предназначен для размещения торговых помещений. Однако определение фактического автора проекта все равно остается проблематичным.

Тип здания: жилой дом с доходными квартирами
Стиль: орнаментальный модерн, модернизированная эклектика
Архитектор: неизвестен (вероятнее всего, Л. М. Чернигов или М. Г. Рейнгерц)
Дата строительства: после 1900 г.
Статус: памятник архитектуры местного значения

Главный фасад

Общий вид
Общий вид

Во второй половине XIX века, данным участком владел И. Т. Григорьев. В адресно-справочных книгах 1890-х годов указывалось, что купец 2-й гильдии, Иван Тимофеевич Григорьев держал склад масла по этому адресу в собственном доме. В 1890-е годы еще один купец 2-й гильдии Иван Ермилович или Ермолаевич Григорьев по этому адресу торговал маслами и русским товаром (категория товара в рекламе не уточнялась). Кроме того в доме Григорьева купец 2-й гильдии Хаим Беньяминов Комберг вел бакалейную торговлю. На рубеже XIX-XX веков некая Хая Мордковна Портер открыла здесь книжный магазин, а в 1900-е годы бакалейно-колониальные товары предлагал купец 2-й гильдии Зейлик Шмарьев Кофман. Позднее Д. Зиньковецкий и Т. Эльфант торговали здесь маслами, а одну из квартир арендовал под жилье купец 2-й гильдии И. П. Розенблат.

В 1904 году участок Григорьева переходит к Мотелю-Абраму Менделевичу Сапожнику, одесскому купцу 2-й гильдии, сколотившему капитал на торговле галантереей и скобяными изделиями. Учитывая стилистические особенности существующего дома, его сооружение заказал именно М.-А. М. Сапожник. В перечне памятников культурного наследия Одессы утверждается, что дом был построен в конце XIX в. Однако до 1900-го года в Одессе модерн практически не встречается («Чаеразвесочная фабрика Высоцкого» являет собой редчайшее исключение).

В 1910-е годы в новом доме Сапожника располагался склад растительных масел торгового дома из Кишинева «Г. и Б. Шейнберг» (владельцы потомственные почетные граждане Герш и Борух Гершевич Шейнберги), водопроводные принадлежности можно было приобрести у Ш. Б. Шнайдена а искусственные цветы — у Рухли Мотелевны Дрезельс.

Безусловно, дом относится к раннему модерну, о чем говорят компоновка, сандрики последнего этажа и оконные проёмы, лестничные перила эклектического дизайна и обилие применения цветочного декора.

Привлекают внимание также ограждения балконов, выполненные в необычной для Одессы технике с добавлением профилей из металлического листа. Аналогичные перила украшают один из балконов во дворе дома Кориман, располагающегося по той же стороне улицы, через три номера на углу Преображенской.
На третьем этаже располагается балкон стандартной ширины, на втором — вдвое больший.

Балконы

Малый балкон третьего этажа Большой балкон второго этажа

Между вторым и третьим этажами вертикальные оси подчёркнуты филёнками, очень типичными для стиля
Чернигова.

Филёнка между вторым и третьим этажами

Две крайних левых оконных оси приходятся на арку проезда и выделены ризалитом, который венчается портиком в декоративном ключе модерна.

Ризалит арки проезда

Вид снизу вверх Общий вид оформления третьего этажа Фронтон Ренессансные окна второго этажа Филёнка между окнами второго и третьего этажей

Арка проезда

Общий вид Общий вид Окна помещения дворника

Оригинальные ворота сохранились наполовину и ныне спрятаны за новыми — из монолитного металлического листа.

Ворота

Створки Фрагмент оформления

Створки старых ворот несколько похожи на те, что можно встретить в домах Чернигова.

Оформление ризалита скорее эклектическое. Например, окна второго этажа имеют ренессансную форму наличников, а непосредственно под фронтоном расположены две плиты, отдаленно стилизованные под рокайли. Такие же плиты выделяют и остальные оконные оси.

Различные элементы декора главного фасада

Плита-филёнка Аттик и кронштейны Подоконная филёнка

Со стороны двора видно, что дом действительно небольшой, на каждом этаже могла быть расположена одна или две квартиры.

Дворовой фасад

Общий вид Ризалит арки

Арка проезда здесь также выделена ризалитом, в котором располагается лестничная клетка подъезда. Вход в подъезд расположен непосредственно в арке. Рисунок оригинальных лестничных перил похож на таковые в доме Скаржинской (арх. М. Рейнгерц), который начали строить в 1906-м году, а закончили в 1910-м.

Подъезд

Перила, входной пролёт Перила Перила Перила Перила

Возвращаясь к оформлению дворового фасада, стоит упомянуть достаточно необычную филёнку, украшающую ризалит между окнами второго и третьего этажей. Со стороны двора видно и надстроенный этаж, вероятно, появившийся в советские годы. В крыле, расположенном перпендикулярно лицевому фасаду, находится лестница чёрного хода.

Использованная литература и архивы

Авторы

cover black

Пушкинская, 37

Выросшему в 1914 году на перекрестке улиц Пушкинской и Троицкой, огромному доходному дому С. И. Асвадурова, суждено было стать одной из последних значимых построек дореволюционной Одессы. Здание и сегодня поражает воображение, олицетворяя причудливость модерна и помпезный имперский дух ампира.

Тип здания:

  • доходный дом

Стиль:

  • модернизированный неоампир
  • ретроспективный модерн
  • неоклассицизм

Архитекторы:

  • Л. М. Чернигов
  • Я. С. Гольденберг

Дата строительства:

  • 1913—1914

Статус:

  • памятник истории и архитектуры местного значения

Предыдущая застройка участка:

  • дом Г. Гринвальд

Местоположение:

вулиця Троїцька, 25, Одеса, Одеська область, Україна

 

Фасад

Общий вид

Фасад по улице Троицкой

Общий вид

Общий вид Общий вид
Общий вид Общий вид

Фасад по улице Пушкинской

Общий вид Общий вид
Общий вид Общий вид

В 1913 году на месте дома Г. Гринвальд (1832 г., арх. И. С. Козлов), на углу улиц Пушкинской и Троицкой было начато строительство огромного по тем временам, доходного дома для табачного фабриканта К. Асвадурова. В доме Г. Гринвальд в начале 1910-х годов находилась картонная фабрика мещанина Юдки Израилевича Каплана. Годовое производство выработки картона на момент перехода участка в собственность Асвадурова, в 1912 году составляло 12000 рублей, а число рабочих — 36 человек.

Табачная фирма «Сыновья Исаака Асвадурова» была основана в 1886 году. Она, как написано в рекламе 1896 года, «в короткое время настолько успела угодить вкусу знатоков-потребителей табачных изделий, что в 1888 году на Лондонской и Брюссельской Всемирных выставках была награждена большими золотыми медалями за табачные изделия и почётным дипломом за папиросы. Относительно этих изделий, с каждым днём распространяющихся как по всей России, так и за рубежом, получаются лестные отзывы».

Реклама фабрики «Сыновья Исаака Асвадурова»

С изображением магазина в доме Вагнера на Екатерининской

Изначально фабрика располагалась «в обширном образцовом помещении с электрическим освещением и паровым отоплением» в собственном доме Асвадуровых на Успенской, 58 (позднее — 66), а главный магазин размещался на Екатерининской, в доме Вагнера, и работал там до советских времён. Кроме табачной фабрики, торговый дом «Асвадуров и сыновья» в 1902 году купил спичечную фабрику на Слободке-Романовке, построенную еще в 1883 году. Фабрика была перестроена и начала новую жизнь с 17 марта 1903 года. Неоднократно расширяясь, подвергаясь нападению террористов, она просуществовала на Левадной,11 до «смутного» времени. Сейчас на ее месте корпуса экипажа одесской высшей мореходки.

Реклама магазина Реклама фабрики 1901 г. из путеводителя Г. Каранта Реклама фабрики 1911 г.

Реклама одесской табачной фабрики Асвадурова

Сам Сираган Исаакович Асвадуров, заказчик рассматриваемого дома, одесский купец 1-й гильдии, глава фирмы «С. И. Асвадуров и Ко», промышленник 3-го разряда, был потомственным почетным гражданином города и ктитором армяно-григорианской церкви.

Сыновья Сирагана, внуки Исаака Асвадурова — Иван, Мартин, Левон с женами, 1911 г.

25 августа 1893 года газета «Одесский вестник» писала:

«Вчера в 9 час.54 мин. утра в Одессу из Вены прибыл Его Святейшество Верховный патриарх, Католикос всех армян архиепископ Мкртич Хримиан, вступающий на престол под именем Мкртича I. Среди встречающих — одесский градоначальник П. А.Зеленой, исправляющий должность городского головы В. Н. Лигин, архимандрит Харен, армянские депутации из других городов и все одесские армяне. После молебствия в Армяно-григорианской церкви для патриарха и его свиты был устроен торжественный обед у старосты Армяно-григорианской церкви С.И. Асвадурова, с присутствием всех начальствующих лиц».

Асвадуров не обходил стороной и благотворительность. Например они числились в числе жертвователей на открытие памятника Пушкину в 1887 г.

Кроме нынешнего участка по Пушкинской, владел Асвадуров еще несколькими участками. Например, в списке выборщиков в Госдуму по г. Одессе, отмечено, что он владел земельным участком на Успенской, 60.

Список выборщиков в Госдуму по г. Одессе, 1907 г., где среди первых числится имя С. И. Асвадурова

Среди нескольких принадлежавших ему домов самым значительным несомненно был именно дом на углу Пушкинской и Троицкой, помпезный, красноречиво свидетельствующий о социальном статусе заказчика, возводившийся фактически под занавес расцвета фирмы. На его строительство ушло не более года, а отделка была завершена совсем незадолго до начала Первой Мировой войны.

Творческий союз архитекторов Л. М. Чернигова и Я. С. Гольденберга был прочным и плодотворным — здание в очередной раз подтвердило это своими архитектурными достоинствами, которых немало. В частности, можно с уверенностью сказать, что именно в этом здании в полной мере воплотился, окончательно сформированный стиль и почерк Гольденберга, который не только выполнил сугубо архитектурные работы — сохранились детальные конструктивные расчёты пятиэтажного дома.

К тому же, архитектор выступал здесь в роли подрядчика. О мастерстве и вкусе зодчих достаточно красноречиво свидетельствует и тот факт, что в свете увлечения «ретроспективизмом» в первой половине 1910-х годов, дом Асвадурова стал предметом для подражания. К тому же, являясь значимым градостроительным элементом и фактической доминантой перекрестка Пушкинской и Троицкой, дом продиктовал своим обликом композиционное решение фасадов здания «Промстройбанка», возведенного на том же перекрестке в 1987-1990 годах по проекту архитектора Л. А. Волковой и инженера Л. М. Фрак.

Исторические фотографии дома Асвадурова

Вид дома с улицы Троицкой, фотография второй половины 1910-х г.г. (хорошо видна утраченная ротонда на углу здания)

Нет никакого сомнения в том, что дом предназначался для жизни в нём весьма состоятельных слоёв населения: площадь некоторых квартир доходила до 170 метров и техническое оснащение здания было выполнено по последнему слову времен постройки. Здание было оборудовано лифтами, санузлами и  электрическим освещением. Также была хорошо продумана инсоляция помещений, включая помещения первых этажей с выходящими во двор окнами.

Предусматривавшиеся в доме конторские помещения никогда не пустовали. Сразу же после строительства здесь разместилось частное женское училище 3-го разряда Р. О. Гудван, урожденной Бузиновер. В 1914 году в училище преподавали: Надежда Марковна Мошкович, Софья Григорьевна Сорокина, Полина Ефремовна Серебряная, Мария Александровна Фабрикант. Здесь же находилось профессиональное общество конторщиков и бухгалтеров г. Одессы (председатель Ф. А. Нейман; товарищ председателя В. И. Саронт; казначей П. П. Жуков; бухгалтер М. М. Близнюк; секретари: И. А. Сегал; Л. П. Ицкович; члены правления: П.Я. Лейфер; К. Б. Ландесман; Я. Д. Спивак; П. П. Розенблат; В. Г. Неизвестный; В. М. Гродский; А. И. Бритковский; Я. Б. Шафир; М. Л. Кислер). С ними соседствовал дежурный пункт общества взаимопомощи акушерок города Одессы, который оказывал помощь акушеркам в экстренных случаях. Пункт был открыт круглосуточно. При пункте проживала акушерка В. П. Иванова-Афинео. Продажей, ремонтом и прокатом велосипедов, швейных машин, граммофонов и принадлежностей занимался Исаак Семенович Горнштейн. Здесь же работал посредник по учету векселей Я. И. Товштейн.

По состоянию на 1914 год по этому адресу находилась читальня общества учителей-евреев Новороссийского края и Бессарабской губернии и редакция ежемесячного торгово-промышленного журнала «Торговый мир». Цена полной подшивки журнала за год составляла 3 рубля, а со всеми приложениями 8 рублей, что на те времена было очень недешево. Редактором-издателем был П. И. Сигал-Мейлер, который издавал здесь и ежедневную газету «Дос юдише ворт» по цене 3 рубля в год. Кроме всего прочего пекарня К. Дракотис выпекала хлебобулочные изделия, а харьковское страховое общество «Взаимопомощь 1893 г.» (представитель Кривошей) страховало граждан.

В послереволюционное время дом постепенно утрачивал свои жилые функции: в помещениях бывших квартир размещались конторы различных городских организаций, в том числе Дорпрофсоюз железнодорожников и редакция газеты «Черноморский гудок».
В целом список организаций, квартировавших здесь в советские времена не менее солиден.

Дом Асвадурова и улица Пушкинская, 1927 г.

В 20-е годы по этому адресу находился Одесский губотдел Всероссийского Производственного Союза Работников Полиграфического Производства (президиум: председатель И. А. Кемлин, И. Ф. Бокал, зав. культотделом Н. И. Межберг). Разместилась здесь и трудовая школа №44 (преподавание велось на еврейском языке). Следует отметить, что в начале 30-х годов в городе насчитывалось 70 трудовых школ. В 28 из них преподавание велось на русском языке, 19 — на украинском, 16 — на еврейском, по 2 — на немецком и польском, по 1 — на греческом, армянском и татарском. В 30-е годы в бывшем доме Асвадурова открылись курсы по подготовке типографских работников.

Среди известных в городе людей, проживавших в доме в 1920-30-е г.г. следует упомянуть депутата Одесского горсовета И. И. Краснова, врача М. С. Гецельда и поселившегося здесь немного позднее врача-рентгенолога С. Е. Шехтера (кв. № 25).

В послевоенное время список организаций, расположенных здесь пополнился детскими яслями № 25, районной прокуратурой Жовтневого района и межгородским бюро технической инвентаризации.

Фрагмент фасада дома на фото Владимира Георгиевича Никитенко, 1970-е годы

Фрагмент фасада дома на фото Владимира Георгиевича Никитенко, 1970-е годы

Позже здесь находился горисполком, благодаря чему дом упоминается в одной из газет середины 50-х годов:

«Состоялось заседание Одесской городской избирательной комиссии по выборам в городской Совет депутатов трудящихся, на котором обсуждался вопрос организационно-технической подготовки к выборам, утвержден план работы и установлено ежедневное дежурство в вечерние часы. Комиссия размещается в здании горисполкома по улице Пушкинской № 37».

Ко второй половине XX в., дом практически полностью стал административным и сохраняет эти функции по сей день.

Здание является одной из крупнейших по габаритам построек дореволюционной Одессы, вторым по высоте после дома Маргулиса в Сабанском переулке и занимающим наибольшую площадь участка застройки (среди домов периода модерна).

Сам участок можно условно разделить на два Г-образных в плане крыла и призматический трехэтажный флигель. Лицевое крыло по Пушкинской имеет пять этажей и два парадных подъезда (первый этаж отведён под торговые помещения). Аналогичное крыло по Троицкой из-за наклона улицы перетекает от пяти к шести этажам, поэтому однозначно назвать этажность дома сложно. Внутри участка, во дворе располагается так же флигель, который представляет собой трехэтажное доходное строение конца XIX века, возведенное в ключе сдержанного неоренессанса.

Сам дом Асвадурова планировочно спроектирован так, что образует правильный прямоугольник двора, замыкаемый вышеупомянутым дворовым флигелем. Несмотря на немалые габариты здания и обусловленное этим впечатление тяжеловесности, оно не лишено своей доли изящества, а благодаря обилию мотивов античной архитектуры и скульптуры, от него веет прочностью и спокойствием.

Композиция лицевых фасадов в целом аналогична, однако по Троицкой протяжённость дома в полтора раза превосходит его длину по Пушкинской, за счёт того что боковые части здесь занимают по ширине шесть оконных осей против двух соответственно.

Угол дома выделен массивным прямоугольным в плане эркером, который объединяет третий и четвёртый этажи, завершаясь балконом-террасой пятого.

Угловой эркер

Композицию венчает неразрывный с карнизом фронтон, украшенный барельефом с изображением орла-аквилы. Сюжет напрямую связан с древнеримской тематикой — подобные изображения использовались в качестве знаков легиона в армии, будучи размещенными на шесте и украшенными венками-кольцами phalerae. Заимствование аквилы в качестве сюжета для барельефов, стало частым явлением в эпоху ампира и нашло своё логическое продолжение в архитектуре ретроспективного модерна 1910-х.

Угловой фронтон и аквила. Выше хорошо виден барабан утраченной ротонды, перекрытый жестяными листами

Барельеф с изображением аквилы на угловом фронтоне

Центральная ось каждого из, симметричных по композиции, фасадов подчеркнута широким ризалитом двухэтажной (на Троицкой — трёхэтажной) высоты, выступающим в качестве постамента для стилизованного портика из четырёх полуколонн с простыми безордерными капителями, высотой также в два этажа.

Барельеф на карнизе

Оригинальное окно чердака, сохранившее переплёт времён постройки

Капитель полуколонны портика Орнаментальный венок над капителью Орнаментальный венок над капителью

На антаблементах портиков установлено по четыре статуи античной стилистики (из-за ветхости сейчас они прикреплены к стене фиксирующими полосами), а композиционной доминантой как центральной части, так и всего фасада в целом, служит огромный фронтон с полукруглой в плане нишей. Её обрамление напрямую заимствованно из архитектуры классического ампира — аналогичный ход можно увидеть, например, в оформлении фасада дворца Камо (Тираспольская, 4, 1830 — 1832, арх. Г. И. Торичелли).

Статуи

Статуя на антаблементе портика Статуя на антаблементе портика Статуя на антаблементе портика Статуя на антаблементе портика

Фронтоны

Центральная часть фронтона со стороны Троицкой

Оформление сводов ниши в центре фронтона Деталь оформления ниши в центре фронтона Декоративная деталь обрамления ниши
Барельеф на фронтоне (правосторонний вариант) Барельеф на фронтоне (левосторонний вариант)

Пространство между полуколоннами оживляется тремя небольшими барельефами восьмиугольной формы с изображениями кентавра, Нептуна (вероятнее всего) и абстрактного античного храма, обрамлённого драпировкой. Дополнительную пластику обоим фасадам придают два полукруглых эркера, завершающихся на последнем этаже, условно очерченными, полуротондами и украшенных тем же сюжетом, изображающим античный храм (но дополненным двумя факелами по сторонам). Поверхность стен фасада рустована, нижние этажи обработаны фактурой «под шубу» и имеют более тёмный оттенок (дом изначально решён в сдержанном сером цвете).

Барельефы

С изображением Нептуна С изображение кентавра (аналогичный размещен в на каждом из этажей в левостороннем подъезде) С изображением античного храма
Фрагмент фасада по улице Пушкинской в его центральной части Оформление центральной части фасада по улице Троицкой

Эркеры

Оформление одного из боковых эркеров Полуротонда бокового эркера Капитель колонны полуротонды бокового эркера Вид на боковой эркер (правосторонний) по улице Пушкинской
Барельеф, украшающий один из боковых эркеров Барельеф бокового эркера над порталом правостороннего подъезда по Пушкинской

Один из симметричных барельефов с растительным мотивом

Руст верхних этажей условный, неглубокий. Оконные проёмы второго (по Пушкинской и по Троицкой — третьего) этажа наиболее приближены к пластическим формам модерна, общие очертания эркеров также красноречиво намекают на эпоху строительства дома. Массивные каменные балконы были практически полностью утрачены, однако во время последнего ремонта воссозданы со стороны Пушкинской. Более простые балконы с коваными перилами постигла та же участь. Со стороны Троицкой балконы не воссоздавались.

Отделка второго этажа (со стороны Троицкой) в центральной части фасада

Балконы

Один из балконов третьего этажа Один из балконов четвертого этажа Один из балконов Один из балконов
Один из балконов третьего этажа с коваными перилами, фрагмент Один из балконов третьего этажа с коваными перилами, фрагмент Один из балконов третьего этажа с коваными перилами, фрагмент Балконные перила, стилизованная гирлянда Фрагмент перил балкона на четвёртом этаже
Воссозданный балкон со стороны Пушкинской над входным порталом и лоджия под эркером Реконструированный орнамент на воссозданном балконе со стороны Пушкинской

Резная деталь оригинального оконного переплёта на первом этаже со стороны Троицкой

Утрачена была и башня-ротонда, украшавшая когда-то угол здания и хорошо заметная на старых фотографиях. Аварийная башня была демонтирована в начале 1990-х, а барабан, оставшийся на её месте, накрыли жестяными листами.

Со стороны Троицкой, по центральной оси фасада, расположена высокая, занимающая два этажа, проездная арка с полуциркульным сводом, мотив оформления которого перекликается со сводами вестибюлей в подъездах со стороны Пушкинской. В самой арке сохранились оригинальные двери, утратившие со временем почти весь декор, за исключением резных венков.

Арка проезда во двор

Портал
Внутренний вид с улицы Внутренний вид с улицы

Внутренний вид с улицы

Внутренний вид со двора

Фрагмент сводов

Входная дверь:

Декор Декор

Тыльный портал

Фасады здания со стороны двора совершенно минималистичны и полностью лишены декоративных элементов оформления. Оба лицевых крыла дополнены по краям участка дополнительными крыльями (по Троицкой находилось конторское крыло с собственной лестничной клеткой), примыкающими к ним под прямым углом.

Внутренний двор

Тыльный фасад крыла по Пушкинской и части крыла по Троицкой Тыльный фасад крыла по Пушкинской Фрагмент тыльного фасада крыла по Пушкинской, вид снизу вверх

Перила лестницы у двери чёрного хода

Вид угла на стыке лицевых крыльев Вид угла на стыке дворового и лицевого крыльев по Троицкой
Дворовое крыло по Троицкой, примыкающее к лицевому под прямым углом Дворовое крыло по Троицкой, примыкающее к лицевому под прямым углом

Фрагмент тыльного фасада крыла по Троицкой, вид снизу вверх

Архитектура внутридворового флигеля достаточно сдержана, главными акцентами служат треугольные и полукруглые сандрики над окнами второго этажа.

Внутридворовой жилой флигель

Внутридворовой жилой флигель конца XIX века, старейшая часть застройки участка, общий вид Внутридворовой жилой флигель конца XIX века, старейшая часть застройки участка, общий вид
Треугольный сандрик второго этажа Полукруглый сандрик второго этажа

В разное время одна за другой были убраны оригинальные двери подъездов со стороны Пушкинской. Такая же дверь, которая вела в конторские помещения (ныне колледж экономики и торгового менеджмента), со стороны Троицкой была заменена приблизительной копией (к сожалению, ничего общего с оригиналом не имеющей кроме общих композиционных очертаний). Последняя дверь вела в левосторонний подъезд по Пушкинской и исчезла во второй половине 2000-х.

Входные порталы подъездов

Фасад по Пушкинской, вход в правосторонний подъезд Фасад по Пушкинской, вход в правосторонний подъезд Фасад по Пушкинской, вход в левосторонний подъезд

Оригинальная дверь левостороннего подъезда (ныне утрачена).

Вход в конторское крыло Дверь входа в конторское крыло Дверь входа в конторское крыло, деталь Дверь входа в конторское крыло, деталь

Парадные подъезды идентичны по конфигурации, но в правостороннем направление лестничных пролётов параллельны оси вестибюля, перпендикулярно которому повернуты пролёты в левостороннем подъезде. Карнизы вестибюлей поддерживают сдвоенные полуколонны с капителями утрированных, модернизированных пропорций. Свод покрывают углубления квадратной формы, в центр каждого из них вписан цветок. Цветы встречаются двух разновидностей и расположены в шахматном порядке. Такой простой, на первый взгляд, ход создаёт впечатление необычайной торжественности, несмотря на относительно небольшие габариты вестибюля.

Левосторонний подъезд по Пушкинской, вестибюль и тамбур

Вид вестибюля со стороны входа Вид вестибюля со стороны лестничной клетки

Вестибюль:

Своды Деталь сводов Деталь сводов Карниз

Тамбур

Вид со стороны лифта

Своды

Капитель Капитель Карниз

Вестибюли в обоих подъездах идентичны по оформлению, однако вестибюль левостороннего подъезда длиннее в полтора раза, за счёт наличия большого, квадратного в плане тамбура, свод которого повторяет композиционно свод самого вестибюля и поддерживается по углам одинарными полуколоннами. Сама лестничная клетка в плане имеет форму вытянутого прямоугольника, где одна из коротких сторон заменена полудугой и образует площадку полукруглой формы. Здесь размещаются двери в квартиры (в правостороннем подъезде полукруглая площадка является межпролётной, а двери квартир размещены на прямоугольной), между ними дверь лифта, проём которой имеет заметно меньшие размеры.

Над лифтовой дверью на каждом этаже помещён восьмиугольный барельеф с изображением кентавра. Такие же барельефы, в числе прочих, видны на фасадах дома (упомянуты выше).

Барельеф с изображением кентавра

В правостороннем подъезде барельефы отсутствуют, зато сохранилась дверная фрамуга между вестибюлем и лестничной клеткой. Двери квартир сдержаны по общей композиции, однако украшены резными «камеями», меандрами по верхнему краю и симметричными растительными композициями по низам. Встречаются также и более простые двери, без украшений. Однако их принадлежность к периоду модерна несомненна.

Левосторонний подъезд по Пушкинской, квартирные двери

Одна из дверей Одна из дверей

Одна из дверей, упрощенная версия

Верхняя часть двери, камеи и меандр

Декор нижней части двери

Рисунок перил подъездов относительно сдержанный, украшен только растительными орнаментами на опорных стойках. Пролёты между опорными стойками лишены декоративных украшений, за исключением меандра, примыкающего к поручням. Все основные элементы оформления сконцентрированы на входном пролёте, где декоративная стойка дополнена большим квадратным завитком (созвучен с вышеупомянутым меандром) и пальмовыми листьями.

Левосторонний подъезд по Пушкинской, лестничная клетка

Входной пролет перил у подножия лестницы Деталь входного пролета Завиток поручня

Перила

Общий вид пролетов

Фрагмент пролета Верхняя секция
Фрагмент Стойка Стойка Стойка Деталь стойки Деталь стойки Деталь стойки Меандр

В окнах сохранилась большая часть витражных стёкол, на которых ещё хорошо различимы изображения венков и различные цветочные мотивы. Простой по композиции переплёт дошел до наших дней без изменений.

Левосторонний подъезд по Пушкинской, витражи

Общий вид одного из окон с витражами Общий вид одного из окон с витражами

Фрагменты витражей

В нижней части оконного переплета В верхней части оконного переплета В верхней части оконного переплета В верхней части оконного переплета

Оформление потолка лестничной клетки очень простое и доведено до геометризма, однако в обоих подъездах потолки разнятся по композиционному решению. Также в помещении одной из квартир, где ныне расположены офисы различных организаций сохранился великолепный карниз, напрямую цитирующий «сталактитовый» орнамент.

Потолок над лестницей левостороннего подъезда по Пушкинской

«Сталактитовый» карниз в одной из бывших квартир

Правосторонний подъезд по Пушкинской

Вид на вестибюль со стороны лестничной клетки

Фрамуга двери, ведущей из вестибюля на лестничную клетку

Декоративная арка над нишей

Окно с витражом Аутентичная часть витража

Стойка перил

Потолок над лестничной клеткой

Лестничная клетка конторского крыла во многом повторяет оформление подъездов по пушкинской, однако главными ее достопримечательностями служат сохранившиеся стекла световых окон с фототравлением в стиле раннего модерна.

Окна лестничной клетки конторского крыла

Стекла с фототравлением Стекло с фототравлением

В целом дом Асвадурова принадлежит к целой плеяде солидных и внушительных доходных домов, украсивших Одессу в 1910-е г.г. и обогативших ее архитектурную палитру оттенками неоклассицизма, югендстиля и рационального модерна высшей пробы. В их ряду здание занимает одно из виднейших мест, по праву оставаясь одним из лучших образцов одесской неоклассической архитектуры своего времени.

Использованная литература и архивы

Авторы

cover

Троицкая, 29

Одесский молокозавод известного московского промышленника А. В. Чичкина был первым промышленным сооружением в практике архитектора Л. М. Чернигова и последним среди его дореволюционных зданий.

Тип здания: производственное здание, завод
Стиль: рациональный модерн, ретроспективный модерн, кирпичный стиль
Архитектор: Л. М. Чернигов
Дата строительства: 1914-1915
Статус: памятник архитектуры местного значения

Фасад

Троицкая, 29. Молокозавод А. В. Чичкина. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид со стороны улицы Троицкой

Участок, на котором впоследствии вырос настоящий шедевр промышленного модерна, в середине XIX века занимало еврейское мужское ремесленное училище. В начале 1900-х годов домом по нынешнему адресу Троицкая, 29 владели Рабиновичи. Спустя десятилетие, изрядно обветшавшее строение числилось за Давидом, Федором, Евгением и Ольгой Рабиновичами. Среди известных в свое время людей, живших в доме Рабиновичей, стоит упомянуть инженера-технолога Константина Яковлевича Шестопала (согласно адресному справочнику за 1908 год).

В 1913 году знаменитый московский промышленник Александр Васильевич Чичкин арендовал дом Рабиновичей и ветхие строения со стороны улицы Успенской под слом и последующее строительство.

Главный фасад

Общий вид с высоты здания «Проминвестбанка» Общий вид с высоты здания «Проминвестбанка»
Троицкая, 29. Молокозавод А. В. Чичкина. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид с высоты здания «Проминвестбанка»

Купец 1-й гильдии А. В. Чичкин основал в стране молочную империю и сеть магазинов: имел 91 магазин в Москве, семь в Одессе, три в Харькове, пять в Тбилиси, по два в Баку и Ростове-на-Дону. В Одессе молочную продукцию А. В. Чичкина реализовывали магазины на Дерибасовской, Конной, Базарной, Ришельевской, Тираспольской, Александровской и Троицкой улицах.

Троицкая, 29. Молокозавод А. В. Чичкина. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Александр Васильевич Чичкин

Александр Васильевич Чичкин родился в 1862 году в селе Коприно Рыбинского уезда Ярославской губернии в семье лоцмана. При содействии промышленника В. И. Бландова окончил реальное училище, Петровскую сельскохозяйственную академию в 1886 году. После этого 3 года стажировался в институте Пастера в Париже. Молодой предприниматель первым в Москве открыл специализированный магазин молочной продукции. До этого в московских магазинах торговали только сыром, а остальная молочная продукция продавалась на улице и рынках, непосредственно её производителями. Его дело быстро развивалось, и вскоре он занялся не только продажей, но и переработкой молока.

Первый городской молочный завод был построен в Москве в 1910 году, завод перерабатывал 100-150 тонн молока в сутки и был одним из самых передовых по техническому оснащению предприятий своего времени. К 1914 году предприятия Чичкина включали в себя: молочный завод и творожно-сметанный филиал, 91 молочный магазин, маслозаготовительные станции в Сибири. Магазины в Москве обслуживали 36 грузовых и 8 легковых автомобилей. На предприятиях работали 3 тысячи сотрудников. Чичкин применял на своих предприятиях свою собственную оригинальную методику воспитания, продвижения и стимуляции сотрудников.

Реклама А. В. Чичкина

Реклама из одесского путеводителя Реклама из московского путеводителя

Представительство А. В. Чичкина в Одессе появилось в начале 1910-х годов, а вместе с ним и необходимость наладить местное производство. Проект большого производственного здания был заказан одному из лучших представителей одесского модерна — Леониду Марковичу Чернигову. Возведенное им здание молокозавода стало последней дореволюционной работой мастера (строительство завершено в 1915 году). Несмотря на то, что от окончания строительства до Октябрьской революции оставалось всего три года, творение Чернигова успело войти в литературу того времени. Например, его описание можно встретить в рассказе одесского писателя Е. Ладыженского «Мадам Мирвис покупает пианино».

В 1918 году на А. В. Чичкина обрушилась полоса несчастий: погиб под трамваем его сын Александр, затем умер в Одессе один из братьев, Иван Васильевич, а другой брат — Николай Васильевич, поехав на похороны, также погиб по нелепой случайности (упал в шахту лифта молокозавода). Чичкин выехал в Одессу, а затем оказался в эмиграции во Франции. 5 октября 1918 года его предприятия были национализированы. В 1922 году он вернулся в Советскую Россию.

К новому порядку Чичкин приспособился быстро. До 1928 года он был старшим консультантом наркомата торговли СССР, тесно сотрудничая с А. И. Микояном.
В годы НЭПа Чичкин опять открыл в Москве свой молочный магазин. Весной 1929 года его направили на «трудовое перевоспитание» в Северный Казахстан. В ссылке он продолжил заниматься своим делом, читая лекции об организации молочного производства. В 1931 году Молотов и Микоян вызволили Чичкина из ссылки, восстановив его во всех прежних правах.

Даже после ухода на пенсию к нему часто обращались за советами организаторы пищевой промышленности. Своими рекомендациями он помогал становлению и развитию производства простокваши, ряженки, ацидофилина, творожных продуктов и молочно-карамельных смесей на заводах Поволжья, Закавказья, Ленинградской области и Карелии в 1930-1940-х годах. Во время Великой Отечественной войны он принял участие в разработке технологии выпуска молочных продуктов при меньшем расходе сырья. В 1944 году Чичкин давал рекомендации по развитию молочного животноводства и производства в Средней Азии.

В апреле 1947 года Александр Васильевич предложил правительству развивать в восстанавливаемых после войны регионах мало- и среднемощные предприятия по переработке молока, эти предложения были приняты для развития молочной индустрии в этих регионах в конце 1940-х — первой половине 1950-х годов. За свою деятельность Александр Васильевич Чичкин был награжден орденом «Знак Почета». Скончался он в конце января 1949 года и был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Троицкая, 29. Молокозавод А. В. Чичкина. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид молокозавода А. В. Чичкина со стороны въезда с улицы Успенской

Послереволюционная история здания молокозавода получилась менее бурной. В 1920-е годы здесь разместилась молочная секция Одсельхозкредитсоюза, а в 1930-е — Одесский окружной союз животноводческо-молочной кооперации.

Молочная эпопея этого предприятия продолжилась и после войны. В 1950 годы в здании разместился городской молочный комбинат, а поблизости, на Троицкой, 28 вырос профсоюзный дом его сотрудников (строительство завершено в 1957 году).

В нынешние времена изрядно потрепанное временем здание занимают офисы различных организаций. Несмотря на достаточно ветхое состояние и заметно изуродованный фасад, бывший молокозавод Чичкина не утратил монументальности и благородных черт, присущих творчеству Л. М. Чернигова.

Компоновка четырехэтажного здания с мансардой очень проста. Строгий параллелепипед завода, числящийся по Троицкой, 29 уходит вглубь квартала в котором занимает сквозной участок, с въездами, как с Троицкой, так и с Успенской. Главный фасад ориентирован в сторону Пушкинской и параллелен ей. Вследствие плотной периметральной застройки квартала, обзор главного фасада здания крайне затруднен. Наилучший вид здания с земли открывается со стороны Троицкой, откуда можно отчетливо разглядеть правосторонний брандмауэр и главный фасад в сильном перспективном сокращении. Обзор сильно затрудняется и огромным зданием «Проминвестбанка» на углу Пушкинской и Троицкой, с высоты которого, впрочем, молокозавод просматривается великолепно.

Освещение помещений реализовано только через большие окна главного фасада, имеющего ширину в пятнадцать осей и полностью лишенного лепного декора. Торцевые и тыльный (противоположный главному фасаду) брандмауэры не имеют не только архитектурной отделки, но и окон. Окна, расположенные на тыльном брандмауэре были пробиты в более поздние времена и проектом не предусматривались.

Крайние оси главного фасада выделены узкими, устремленными ввысь ризалитами с трапециевидными фронтонами на уровне мансарды.

Крайние ризалиты главного фасада

Молокозавод А. В. Чичкина. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Левосторонний ризалит, вид снизу вверх

Правосторонний ризалит, вид с высоты здания «Проминвестбанка» Фронтон правостороннего ризалита
Троицкая, 29. Молокозавод А. В. Чичкина. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Правосторонний ризалит, вид с улицы Троицкая

Ширину пяти центральных оконных осей занимает массивный фронтон барочных очертаний. Дополнительную пластику фасаду придают безордерные пилястры в простенках двух верхних этажей. Прямоугольные окна второго этажа вписаны в неглубокие полуциркульные ниши, форма которых хорошо гармонирует с формой окон на плоскости центрального фронтона. Первый этаж полностью лишен отделки, если не считать строгий портал входа в помещение левосторонней лестничной клетки.

Портал входа в конторскую часть здания

Молокозавод А. В. Чичкина. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид

В целом композиция фасада симметрична, если не брать во внимание мощный трапециевидный в плане ризалит, сдвинутый несколько правее центральной оси.
В ризалите оборудована правосторонняя лестница, а в его верхнем ярусе устроены относительно небольшие овальные окна, несколько смягчающие архитектурную строгость сооружения в целом.

Большой лестничный ризалит

Общий вид с высоты здания «Проминвестбанка» Общий вид с высоты здания «Проминвестбанка»
Окно верхнего яруса Окно нижнего яруса

Само здание было выстроено из качественного красного кирпича и внешние стены изначально не штукатурились, однако в советские послевоенные времена главный фасад и торцевые брандмауэры были облицованы стандартной плиткой-кабанчиком серо-песочного цвета. Тогда же на брандмауэре со стороны Троицкой красной плиткой была выложена надпись «Слава труду», «украшающая» здание и поныне.

Молокозавод А. В. Чичкина. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Выложенная плиткой надпись «Слава труду»

Односкатная крыша, со спуском в сторону главного фасада, при строительстве была покрыта красной черепицей, сохранившейся фрагментарно.

От внутренней планировки завода остались только лестничные клетки, левосторонняя из которых сохранила оригинальный кафель на этажных площадках, и необычную по исполнению отделку стен рустом. Вероятно здесь размещались помещения контор завода. Остальные помещения были отделаны предельно рационально и без излишеств, как и требовало назначение здания.

Отделка лестничной клетки конторских помещений

Кафельная плитка на площадках Кафельная плитка на площадках
Молокозавод А. В. Чичкина. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Отделка стен

Несмотря на достаточно неприглядное состояние в нынешние времена, молокозавод Чичкина представляет собой действительно уникальное явление в одесской предреволюционной архитектуре. Редкость стиля модерн в постройках промышленного назначения делает здание по-настоящему ценным, представляющим немалый интерес для исследования.

Использованная литература и архивы

Авторы