3 заметки с тегом

1914

cover black

Большая Арнаутская, 9

1910-е годы — время переосмысления архитектурно-градостроительных принципов в Одессе, время начала широкого применения новых инженерных технологий и конструктивных материалов. Незадолго до революции в городе появился целый ряд различных по назначению сооружений, олицетворявших в себе лучшие достижения архитектурной мысли тех лет. Монументальное неоклассическое здание гимназии М. С. Панченко — одно из ярчайших произведений нового витка развития одесской архитектуры.

Тип здания: здание образовательного назначения
Стиль: модернизированный неоклассицизм, ретроспективный модерн
Архитектор: К. К. Абт
Инженер: К. М. Добровольский
Дата строительства: 1911-1914
Статус: памятник архитектуры местного значения
Второй адрес: Канатный переулок, 1
Современная функция: средняя общеобразовательная школа № 101

Фасад

Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид

Обширный участок на углу Большой Арнаутской и Канатного переулка в конце XIX в. и в 1900-е г.г. до того как перейти в собственность приват-доцента физико-математического факультета Новороссийского университета, статского советника и председателя педагогического совета Одесской женской гимназии Г. Р. Березиной, Михаила Семеновича Панченко, несколько раз менял владельцев. На рубеже XIX—XX веков здесь стоял дом наследников Померанца, вскоре приобретенный Вольфом Яковлевичем Брахманом, а позднее — А. М. Герценштейном.
 

Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид

Фасад по Большой Арнаутской Фасад по Большой Арнаутской

М. С. Панченко, которому суждено было стать последним предреволюционным владельцем участка, в начале 1910-х г.г. открыл здесь общеобразовательную гимназию, для которой прежние, порядком обветшавшие строения оказались непригодны. В 1910 г. инженер-архитектор К. К. Абт, известный в первую очередь сотрудничеством с Бельгийским акционерным Обществом и строительством в различных местах Одессы типовых подстанций электрического трамвая, получил заказ на составление проекта нового, просторного и всесторонне созвучного своему времени здания для гимназии Панченко, который реализовал в соавторстве с инженером К. М. Добровольским.

Начатое в 1911 году строительство монументального неоклассического сооружения продолжалось около трех лет и было завершено в преддверии Первой мировой войны. Следует отметить, что ни Абт, ни Добровольский не оставили в дореволюционной застройке Одессы богатого наследия и импозантное элегантное здание гимназии, вероятно, является вершиной творческого пути для обоих мастеров.
 

 
Здесь же, при гимназии проживал и сам ее учредитель и директор М. С. Панченко. В 1914 году инспектором гимназии был назначен Александр Петрович Попов. Должности законоучителей заняли протоиерей А. Лебедев и Сергей Дмитриевич Новиков. В преподавательском составе гимназии фигурировало и немало по настоящему выдающихся имен. Например, известный литературовед Роман Михайлович Волков преподавал здесь русский язык.
 

Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Фасад по Большой Арнаутской

Р. М. Волков родился в октябре 1885 года в городе Новгород-Северский. Окончил Нежинский историко-филологический институт в 1912 году. После нескольких лет преподавания в гимназии Панченко, Волков стал доцентом Новороссийского университета (1918-20 г.г.), а впоследствии — профессором Одесского, Львовского и Черновицкого университетов. Р. М. Волков был первым ректором и профессором Одесского университета после революции.

Возглавляя в течение 1920-х годов кафедру русской литературы и совмещая работу в университете с преподавательской деятельностью в педагогическом институте, Волков был одним из первых преподавателей украинского языка и украинской этнографии тех времен. В 1923 году, когда была создана Одесская комиссия краеведения при Всеукраинской Академии наук, профессор Волков возглавил ее этнографо-лингвистическую секцию. Скончался в мае 1959 года в Черновцах.

Преподавателем физики в гимназии значился Елпидифор Анемподистович Кириллов, впоследствии советский физик, доктор физико-математических наук, создатель одесской научной школы в области научной фотографии. Е. А. Кириллов родился в октябре 1883 года в селе Шипка. Окончил математическое отделение физико-математического факультета Новороссийского университета в 1907 году с дипломом первой степени и был оставлен при кафедре физики для подготовки к профессорскому званию.
 

Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Елпидифор Анемподистович Кириллов

С 1908 года по 1915 год, будучи ассистентом на Высших женских курсах и преподавателем в гимназиях, Кирилов работал по совместительству наблюдателем магнитно-метеорологической обсерватории, а затем лаборантом кафедры физики физико-математического факультета Новороссийского университета. В 1915-1916 году он получил звание магистра и был избран приват-доцентом кафедры физики. С 1921 года заведовал кафедрой экспериментальной физики. В 1926 году вступил на должность директора Института физики при Одесском университете, которую занимал до конца жизни. В 1939 году по представлению Академии наук СССР ему была присуждена учёная степень доктора физико-математических наук без защиты диссертации.

В годы Великой Отечественной войны Кириллов продолжал работать в эвакуированном университете сначала в Майкопе, а затем в Байрам-Али. В период с 1944 года по 1950 год он также заведовал кафедрой физики в Одесском государственном медицинском университете. Лауреат Сталинской премии 1951 года, заслуженный деятель науки УССР, кавалер ордена Ленина и других государственных наград скончался в ноябре 1964 года в Одессе.
 

Фасад по Канатному переулку Фасад по Канатному переулку Фасад по Канатному переулку

Достойно упоминания и имя преподавателя латинского языка Михаила Федоровича Болтенко.
М. Ф. Болтенко родился близ местечка Осовец Гродненской губернии (ныне входит в состав Польши) в семье военного топографа. Учился в гимназиях городов Иркутска, Омска, Варшавы, а в 1904-1907 годах — во 2-й Одесской мужской гимназии. В 1907-1912 годах Болтенко числился студентом историко-филологического факультета Новороссийского университета, по окончании преподавал классические языки во многих одесских гимназиях. Кроме того, Болтенко участвовал в археологических раскопках.

В 1913 году он был избран действительным членом Одесского общества истории и древностей. В 1921 году стал одним из основателей Одесского археологического института, в котором вел впоследствии активную педагогическую деятельность, параллельно напротяжении всех 1920-х г.г. преподавал историю и языки в трудовых школах Одессы. Организовал многочисленные археологические раскопки (1921 год — в с. Усатово, где открыл позднетрипольскую Усатовскую культуру, исследуя ее в дальнейшем).

В 1926 году был избран действительным членом Трипольской комиссии Всеукраинского археологического комитета. Одновременно работал в Одесском историко-археологическом музее. В 1932 году был уволен с работы в музее, после чего работал в Харькове. В 1934 году арестован; отбывал заключение в лагерях на Дальнем Востоке, а в 1939 году вернулся в Одессу после освобождения по состоянию здоровья. Во время Великой Отечественной войны эвакуировался в г. Куйбышев, позже в г. Байрам-Али (Туркменистан). Вернувшись в 1944 году в освобожденную Одессу, Болтенко получил звание доцента Одесского университета. Умер Михаил Федорович Болтенко в Одессе в 1959 году.
 

Фасад по Канатному переулку Фасад по Канатному переулку

Возвращаясь к истории гимназии Панченко, стоит упомянуть имена и других ее преподавателей. Математику в гимназии преподавал Александр Осипович Филиппов; историю Федор Иванович Педанов; природоведение и географию Владимир Данилович Крыжановский; французский язык Юлиан Юлианович Бушико; немецкий язык Константин Иванович Штауб и Луиза Мартыновна Бендер; чистописание и рисование Михаил Альбертович Троппер. Учителем приготовительного класса был Павел Александрович Панов.

Гимнастикой гимназисты занимались под руководством П. М. Савельева. Учил пению К. К. Вальтер; музыке Франц Францевич Штемберг. Помощниками классного наставника значились Леонтий Георгиевич Леонтьев и Николай Матвеевич Топольницкий. За здоровьем гимназистов следил врач Константин Беляев. Обязанности письмоводителя исполнял Михаил Николаевич Сомов.

После революции на базе гимназии была создана трудовая школа № 48, где преподавание велось на русском языке. Заведовал школой Михаил Георгиевич Де-Метц, преподававший в 1914-19 г.г. в Одесском кадетском корпусе математи­ку. В 1938 году Де-Метц преподавал начертательную геометрию в Одесском водном институте. В мае 1938 года был арестован, по приговору суда приговорен к высшей мере наказания и в июле 1938 года расстрелян.

В первые послевоенные годы в здании разместились глазной госпиталь и школа слепых для взрослых, а в 1960-е годы — средняя школа № 101 и школа рабочей молодежи № 16. С того времени строение своего профиля не меняло и школа № 101 благополучно функционирует здесь и по сей день. Таким образом бывшая гимназия М. С. Панченко входит в число немногих одесских зданий, чья изначальная (в данном случае — образовательная) функция никогда не менялась, хотя за прошедшее столетие здесь квартировало немало учебных заведений.

Здание, возведенное Абтом и Добровольским представляет собой одну из акцентных построек первых кварталов Большой Арнаутской и состоит из двух лицевых крыльев, которые образуют правильный прямой угол и отделяют от улицы обширный внутренний двор и одного дворового, образующего с остальными комплекс П-образной формы. Строгое, подчеркнуто сдержанное строение наглядно иллюстрирует в своей архитектуре лучшие традиции одесского неоклассицизма 1910-х г.г. Фасад по Большой Арнаутской трактован как главный, что подчеркивается массивным ризалитом в его центральной части и эффектным четырехколонным портиком высотой в два этажа.

Сам фасад строго симметричен и имеет протяженность в 11 оконных осей, центральные пять из которых очерчены ризалитом. Первый этаж отделан глубоким линейным крупнофактурным рустом.

Отделка первого этажа

Фрагмент первого этажа (со стороны Большой Арнаутской) Общий вид с угла Вид со стороны Канатного переулка Основание левостороннего крайнего ризалита со стороны Канатного переулка
Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Фрагмент руста первого этажа

На крайних осях центрального ризалита окна сдвоены и углублены в проемы почти квадратных по форме ниш. Между окнами помещены строгие дорические пилястры. Те же принципы прослеживаются и в решении входного портала шириной в три оси, где сам вход фланкирован окнами и отделен от них ордерно аналогичными оконным, но более крупными пилястрами.

Портал главного входа

Общий вид Общий вид
Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Одно из сдвоенных окон в нишах, фланкирующих портал

Первый и второй этажи отделены друг от друга строгим схематическим карнизом среднего выноса, под которым протянут фриз без декора с единственным исключением на крайних осях центрального ризалита, где он дополнен классическими канеллюрами.

Верхние этажи практически не различаются по архитектурной отделке, очень минималистичной и по-классически сдержанной. Стенные плоскости прорезаны огромными окнами, простенки между этажами отделаны фактурным рустом.

Отделка второго и третьего этажей вне центрального ризалита

Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Второй этаж

Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Третий этаж

Весь немногочисленный декор сосредоточен в центральном ризалите. Окна второго этажа на его крайних осях не имеют наличников, но тем не менее дополнены модернизированными прямыми сандриками, которые композиционно объединены с аскетичными подоконными филенками на третьем этаже. Крайние оси ризалита фланкируются мощными рустованными пилонами, стенные плоскости верхних этажей сохраняют общий с остальным фасадом уровень выноса.

Три центральных оси решены в виде эффектного четырехколонного портика, колонны высотой в два этажа венчаются капителями дорического ордера. Между ними прорезаны вертикали более узких чем на остальном фасаде окон, причем на третьем этаже в центральной оси расположено фальшьокно. Сандрики и филенки здесь аналогичны таковым в крайних осях, но подчинены оконной ширине.

Центральный ризалит

Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид снизу вверх

Широкая филенка одной из крайних осей Узкая филенка одной из осей портика

Ризалит венчается широким фризом с крупными канеллюрами, строгим карнизом большого выноса и причудливыми аттиками на крайних осях, центральные элементы которого решены в виде сильно геометризированных по очертаниям ваз. Фасадные плоскости вне ризалитов завершаются каменными балюстрадами с сильно модернизированными балясинами.
 

Один их аттиков в виде вазы, фланкированной пилонами Ваза на аттике Ваза на аттике
Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Фрагмент балюстрады

Второстепенный фасад, ориентированный в сторону Канатного переулка значительных акцентов лишен, отделка выглядит заметно монотоннее, что, впрочем не мешает ее общей композиционной гармоничности. Протяженность фасада по Канатному переулку незначительно превышает таковую у главного фасада по Большой Арнаутской. Крайние оси подчеркнуты неглубокими, увенчанными высокими аттиками, ризалитами; в правом из них расположена техническая лестничная клетка и сюда же вписаны ее световые окна. Между их проемами помещена фактурная неоклассическая филенка с орнаментальным мотивом двух скрещенных диагоналей, типичным для модернизированного историзма и ретроспективизма 1910-х г.г.

Такой композиционный сюжет применялся не только для заполнения филенок, но и в качестве мотива для дизайна ограждений балконов и секций лестничных перил, ритмически повторялся на балюстрадах и фризах.

Фасадная плоскость второго-третьего этажей между ризалитами прорезана широкими дорическими пилястрами, размещенными с шагом в три окна (от левостороннего ризалита до крайней пилястры — две оконных оси).

Ризалит технической лестницы со стороны Канатного переулка

Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид снизу вверх

Филенка Филенка

На четвертой от правого края фасада оси располагается арка проезда во двор с плоскими перекрытиями, проем которой со стороны улицы оживлен замковым камнем, отделанным фактурой, повторяющей таковую у руста первого этажа.

Портал арки проезда во двор

Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид

Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Остаток флагодержателя

Данью модерновым тенденциям в архитектуре 1910-х г.г. служит эффектно скругленный угол здания, придающий строгому, монументальному фасаду некоторую пластичность и визуальную легкость.

Влияния модерна, без отхождения от неоклассического характера постройки становятся заметнее в парадных интерьерах гимназии. Просторный вестибюль разделен надвое массивной потолочной балкой, опирающейся на четыре сгруппированных по двое, столба квадратной в плане формы. Почти во всю высоту их углы срезаны, а сами они увенчаны капителями дорического ордера.

Вестибюль

Вид со стороны лестничной клетки Вид со стороны лестничной клетки
Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Вид на лестничную клетку

Периметральная лестничная клетка расположена на одной оси с вестибюлем и отделяется от его объема еще одной колоннадой, причем этот ход повторяется на всех этажах. Слева от лестничной клетки оборудован проход во двор. На лестнице установлены перила с балясинами распространенной бюджетной модели периода позднего модерна, ступени выполнены из мрамора.
Между столбами-колоннами колоннад, разделяющих лестничную клетку и просторные Г-образные коридоры, ведущие в аудитории второго и третьего этажей, в качестве ограждений установлены классические балюстрады.

Парадная лестница

Подножие лестницы Общий вид сверху вниз
Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид

Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Вид со стороны коридора второго этажа

Перила

Входной пролет Фрагмент одного из пролетов Фрагмент одного из пролетов

Балюстрады

Колонны и одна из балюстрад Общий вид балюстрад второго этажа

Лестничная клетка выходит в сторону двора мощным ризалитом с высокими световыми окнами, который расположен в углу на стыке лицевых крыльев здания.

Дворовой фасад неоштукатурен, размер окон в целом аналогичен фасадным. Две крайние правосторонние оси крыла по Большой Арнаутской несут в себе сдвоенные узкие проемы технических помещений (по такому принципу реализованы окна первого этажа во всех крыльях), причем вторая от края ось завершается кубическим антрессольным объемом высотой в полноценный этаж. Фасад дворового (служебного) крыла аналогичен тыльному фасаду крыла по Канатному переулку.

Дворовые фасады

Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид лицевых крыльев

Большая Арнаутская, 9. Гимназия М. С. Панченко. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Крыло по Большой Арнаутской

В целом здание бывшей гимназии М. С. Панченко представляет собой великолепный пример совмещения ретроспективных архитектурных традиций и новых для начала XX века инженерных решений. В конструкции сооружения был применен надежный железобетонный каркас, позволивший разгрузить несущие стены, и оборудовать огромные световые окна, что обеспечило хорошую инсоляцию аудиторий, коридоров, лестниц и служебных помещений.

Кроме того, появилась возможность перекрытия обширных пространств без использования большого количества несущих опор. Благодаря элегантному, выразительному облику и мастерски реализованным инженерно-конструктивным решениям, гимназию можно без всякого сомнения отнести к числу лучших в Одессе дореволюционных зданий образовательного назначения.
 

 
Использованная литература и архивы

Авторы

cover black

Пушкинская, 37

Выросшему в 1914 году на перекрестке улиц Пушкинской и Троицкой, огромному доходному дому С. И. Асвадурова, суждено было стать одной из последних значимых построек дореволюционной Одессы. Здание и сегодня поражает воображение, олицетворяя причудливость модерна и помпезный имперский дух ампира.

Тип здания:

  • доходный дом

Стиль:

  • модернизированный неоампир
  • ретроспективный модерн
  • неоклассицизм

Архитекторы:

  • Л. М. Чернигов
  • Я. С. Гольденберг

Дата строительства:

  • 1913—1914

Статус:

  • памятник истории и архитектуры местного значения

Предыдущая застройка участка:

  • дом Г. Гринвальд

Местоположение:

вулиця Троїцька, 25, Одеса, Одеська область, Україна

 

Фасад

Общий вид

Фасад по улице Троицкой

Общий вид

Общий вид Общий вид
Общий вид Общий вид

Фасад по улице Пушкинской

Общий вид Общий вид
Общий вид Общий вид

В 1913 году на месте дома Г. Гринвальд (1832 г., арх. И. С. Козлов), на углу улиц Пушкинской и Троицкой было начато строительство огромного по тем временам, доходного дома для табачного фабриканта К. Асвадурова. В доме Г. Гринвальд в начале 1910-х годов находилась картонная фабрика мещанина Юдки Израилевича Каплана. Годовое производство выработки картона на момент перехода участка в собственность Асвадурова, в 1912 году составляло 12000 рублей, а число рабочих — 36 человек.

Табачная фирма «Сыновья Исаака Асвадурова» была основана в 1886 году. Она, как написано в рекламе 1896 года, «в короткое время настолько успела угодить вкусу знатоков-потребителей табачных изделий, что в 1888 году на Лондонской и Брюссельской Всемирных выставках была награждена большими золотыми медалями за табачные изделия и почётным дипломом за папиросы. Относительно этих изделий, с каждым днём распространяющихся как по всей России, так и за рубежом, получаются лестные отзывы».

Реклама фабрики «Сыновья Исаака Асвадурова»

С изображением магазина в доме Вагнера на Екатерининской

Изначально фабрика располагалась «в обширном образцовом помещении с электрическим освещением и паровым отоплением» в собственном доме Асвадуровых на Успенской, 58 (позднее — 66), а главный магазин размещался на Екатерининской, в доме Вагнера, и работал там до советских времён. Кроме табачной фабрики, торговый дом «Асвадуров и сыновья» в 1902 году купил спичечную фабрику на Слободке-Романовке, построенную еще в 1883 году. Фабрика была перестроена и начала новую жизнь с 17 марта 1903 года. Неоднократно расширяясь, подвергаясь нападению террористов, она просуществовала на Левадной,11 до «смутного» времени. Сейчас на ее месте корпуса экипажа одесской высшей мореходки.

Реклама магазина Реклама фабрики 1901 г. из путеводителя Г. Каранта Реклама фабрики 1911 г.

Реклама одесской табачной фабрики Асвадурова

Сам Сираган Исаакович Асвадуров, заказчик рассматриваемого дома, одесский купец 1-й гильдии, глава фирмы «С. И. Асвадуров и Ко», промышленник 3-го разряда, был потомственным почетным гражданином города и ктитором армяно-григорианской церкви.

Сыновья Сирагана, внуки Исаака Асвадурова — Иван, Мартин, Левон с женами, 1911 г.

25 августа 1893 года газета «Одесский вестник» писала:

«Вчера в 9 час.54 мин. утра в Одессу из Вены прибыл Его Святейшество Верховный патриарх, Католикос всех армян архиепископ Мкртич Хримиан, вступающий на престол под именем Мкртича I. Среди встречающих — одесский градоначальник П. А.Зеленой, исправляющий должность городского головы В. Н. Лигин, архимандрит Харен, армянские депутации из других городов и все одесские армяне. После молебствия в Армяно-григорианской церкви для патриарха и его свиты был устроен торжественный обед у старосты Армяно-григорианской церкви С.И. Асвадурова, с присутствием всех начальствующих лиц».

Асвадуров не обходил стороной и благотворительность. Например они числились в числе жертвователей на открытие памятника Пушкину в 1887 г.

Кроме нынешнего участка по Пушкинской, владел Асвадуров еще несколькими участками. Например, в списке выборщиков в Госдуму по г. Одессе, отмечено, что он владел земельным участком на Успенской, 60.

Список выборщиков в Госдуму по г. Одессе, 1907 г., где среди первых числится имя С. И. Асвадурова

Среди нескольких принадлежавших ему домов самым значительным несомненно был именно дом на углу Пушкинской и Троицкой, помпезный, красноречиво свидетельствующий о социальном статусе заказчика, возводившийся фактически под занавес расцвета фирмы. На его строительство ушло не более года, а отделка была завершена совсем незадолго до начала Первой Мировой войны.

Творческий союз архитекторов Л. М. Чернигова и Я. С. Гольденберга был прочным и плодотворным — здание в очередной раз подтвердило это своими архитектурными достоинствами, которых немало. В частности, можно с уверенностью сказать, что именно в этом здании в полной мере воплотился, окончательно сформированный стиль и почерк Гольденберга, который не только выполнил сугубо архитектурные работы — сохранились детальные конструктивные расчёты пятиэтажного дома.

К тому же, архитектор выступал здесь в роли подрядчика. О мастерстве и вкусе зодчих достаточно красноречиво свидетельствует и тот факт, что в свете увлечения «ретроспективизмом» в первой половине 1910-х годов, дом Асвадурова стал предметом для подражания. К тому же, являясь значимым градостроительным элементом и фактической доминантой перекрестка Пушкинской и Троицкой, дом продиктовал своим обликом композиционное решение фасадов здания «Промстройбанка», возведенного на том же перекрестке в 1987-1990 годах по проекту архитектора Л. А. Волковой и инженера Л. М. Фрак.

Исторические фотографии дома Асвадурова

Вид дома с улицы Троицкой, фотография второй половины 1910-х г.г. (хорошо видна утраченная ротонда на углу здания)

Нет никакого сомнения в том, что дом предназначался для жизни в нём весьма состоятельных слоёв населения: площадь некоторых квартир доходила до 170 метров и техническое оснащение здания было выполнено по последнему слову времен постройки. Здание было оборудовано лифтами, санузлами и  электрическим освещением. Также была хорошо продумана инсоляция помещений, включая помещения первых этажей с выходящими во двор окнами.

Предусматривавшиеся в доме конторские помещения никогда не пустовали. Сразу же после строительства здесь разместилось частное женское училище 3-го разряда Р. О. Гудван, урожденной Бузиновер. В 1914 году в училище преподавали: Надежда Марковна Мошкович, Софья Григорьевна Сорокина, Полина Ефремовна Серебряная, Мария Александровна Фабрикант. Здесь же находилось профессиональное общество конторщиков и бухгалтеров г. Одессы (председатель Ф. А. Нейман; товарищ председателя В. И. Саронт; казначей П. П. Жуков; бухгалтер М. М. Близнюк; секретари: И. А. Сегал; Л. П. Ицкович; члены правления: П.Я. Лейфер; К. Б. Ландесман; Я. Д. Спивак; П. П. Розенблат; В. Г. Неизвестный; В. М. Гродский; А. И. Бритковский; Я. Б. Шафир; М. Л. Кислер). С ними соседствовал дежурный пункт общества взаимопомощи акушерок города Одессы, который оказывал помощь акушеркам в экстренных случаях. Пункт был открыт круглосуточно. При пункте проживала акушерка В. П. Иванова-Афинео. Продажей, ремонтом и прокатом велосипедов, швейных машин, граммофонов и принадлежностей занимался Исаак Семенович Горнштейн. Здесь же работал посредник по учету векселей Я. И. Товштейн.

По состоянию на 1914 год по этому адресу находилась читальня общества учителей-евреев Новороссийского края и Бессарабской губернии и редакция ежемесячного торгово-промышленного журнала «Торговый мир». Цена полной подшивки журнала за год составляла 3 рубля, а со всеми приложениями 8 рублей, что на те времена было очень недешево. Редактором-издателем был П. И. Сигал-Мейлер, который издавал здесь и ежедневную газету «Дос юдише ворт» по цене 3 рубля в год. Кроме всего прочего пекарня К. Дракотис выпекала хлебобулочные изделия, а харьковское страховое общество «Взаимопомощь 1893 г.» (представитель Кривошей) страховало граждан.

В послереволюционное время дом постепенно утрачивал свои жилые функции: в помещениях бывших квартир размещались конторы различных городских организаций, в том числе Дорпрофсоюз железнодорожников и редакция газеты «Черноморский гудок».
В целом список организаций, квартировавших здесь в советские времена не менее солиден.

Дом Асвадурова и улица Пушкинская, 1927 г.

В 20-е годы по этому адресу находился Одесский губотдел Всероссийского Производственного Союза Работников Полиграфического Производства (президиум: председатель И. А. Кемлин, И. Ф. Бокал, зав. культотделом Н. И. Межберг). Разместилась здесь и трудовая школа №44 (преподавание велось на еврейском языке). Следует отметить, что в начале 30-х годов в городе насчитывалось 70 трудовых школ. В 28 из них преподавание велось на русском языке, 19 — на украинском, 16 — на еврейском, по 2 — на немецком и польском, по 1 — на греческом, армянском и татарском. В 30-е годы в бывшем доме Асвадурова открылись курсы по подготовке типографских работников.

Среди известных в городе людей, проживавших в доме в 1920-30-е г.г. следует упомянуть депутата Одесского горсовета И. И. Краснова, врача М. С. Гецельда и поселившегося здесь немного позднее врача-рентгенолога С. Е. Шехтера (кв. № 25).

В послевоенное время список организаций, расположенных здесь пополнился детскими яслями № 25, районной прокуратурой Жовтневого района и межгородским бюро технической инвентаризации.

Фрагмент фасада дома на фото Владимира Георгиевича Никитенко, 1970-е годы

Фрагмент фасада дома на фото Владимира Георгиевича Никитенко, 1970-е годы

Позже здесь находился горисполком, благодаря чему дом упоминается в одной из газет середины 50-х годов:

«Состоялось заседание Одесской городской избирательной комиссии по выборам в городской Совет депутатов трудящихся, на котором обсуждался вопрос организационно-технической подготовки к выборам, утвержден план работы и установлено ежедневное дежурство в вечерние часы. Комиссия размещается в здании горисполкома по улице Пушкинской № 37».

Ко второй половине XX в., дом практически полностью стал административным и сохраняет эти функции по сей день.

Здание является одной из крупнейших по габаритам построек дореволюционной Одессы, вторым по высоте после дома Маргулиса в Сабанском переулке и занимающим наибольшую площадь участка застройки (среди домов периода модерна).

Сам участок можно условно разделить на два Г-образных в плане крыла и призматический трехэтажный флигель. Лицевое крыло по Пушкинской имеет пять этажей и два парадных подъезда (первый этаж отведён под торговые помещения). Аналогичное крыло по Троицкой из-за наклона улицы перетекает от пяти к шести этажам, поэтому однозначно назвать этажность дома сложно. Внутри участка, во дворе располагается так же флигель, который представляет собой трехэтажное доходное строение конца XIX века, возведенное в ключе сдержанного неоренессанса.

Сам дом Асвадурова планировочно спроектирован так, что образует правильный прямоугольник двора, замыкаемый вышеупомянутым дворовым флигелем. Несмотря на немалые габариты здания и обусловленное этим впечатление тяжеловесности, оно не лишено своей доли изящества, а благодаря обилию мотивов античной архитектуры и скульптуры, от него веет прочностью и спокойствием.

Композиция лицевых фасадов в целом аналогична, однако по Троицкой протяжённость дома в полтора раза превосходит его длину по Пушкинской, за счёт того что боковые части здесь занимают по ширине шесть оконных осей против двух соответственно.

Угол дома выделен массивным прямоугольным в плане эркером, который объединяет третий и четвёртый этажи, завершаясь балконом-террасой пятого.

Угловой эркер

Композицию венчает неразрывный с карнизом фронтон, украшенный барельефом с изображением орла-аквилы. Сюжет напрямую связан с древнеримской тематикой — подобные изображения использовались в качестве знаков легиона в армии, будучи размещенными на шесте и украшенными венками-кольцами phalerae. Заимствование аквилы в качестве сюжета для барельефов, стало частым явлением в эпоху ампира и нашло своё логическое продолжение в архитектуре ретроспективного модерна 1910-х.

Угловой фронтон и аквила. Выше хорошо виден барабан утраченной ротонды, перекрытый жестяными листами

Барельеф с изображением аквилы на угловом фронтоне

Центральная ось каждого из, симметричных по композиции, фасадов подчеркнута широким ризалитом двухэтажной (на Троицкой — трёхэтажной) высоты, выступающим в качестве постамента для стилизованного портика из четырёх полуколонн с простыми безордерными капителями, высотой также в два этажа.

Барельеф на карнизе

Оригинальное окно чердака, сохранившее переплёт времён постройки

Капитель полуколонны портика Орнаментальный венок над капителью Орнаментальный венок над капителью

На антаблементах портиков установлено по четыре статуи античной стилистики (из-за ветхости сейчас они прикреплены к стене фиксирующими полосами), а композиционной доминантой как центральной части, так и всего фасада в целом, служит огромный фронтон с полукруглой в плане нишей. Её обрамление напрямую заимствованно из архитектуры классического ампира — аналогичный ход можно увидеть, например, в оформлении фасада дворца Камо (Тираспольская, 4, 1830 — 1832, арх. Г. И. Торичелли).

Статуи

Статуя на антаблементе портика Статуя на антаблементе портика Статуя на антаблементе портика Статуя на антаблементе портика

Фронтоны

Центральная часть фронтона со стороны Троицкой

Оформление сводов ниши в центре фронтона Деталь оформления ниши в центре фронтона Декоративная деталь обрамления ниши
Барельеф на фронтоне (правосторонний вариант) Барельеф на фронтоне (левосторонний вариант)

Пространство между полуколоннами оживляется тремя небольшими барельефами восьмиугольной формы с изображениями кентавра, Нептуна (вероятнее всего) и абстрактного античного храма, обрамлённого драпировкой. Дополнительную пластику обоим фасадам придают два полукруглых эркера, завершающихся на последнем этаже, условно очерченными, полуротондами и украшенных тем же сюжетом, изображающим античный храм (но дополненным двумя факелами по сторонам). Поверхность стен фасада рустована, нижние этажи обработаны фактурой «под шубу» и имеют более тёмный оттенок (дом изначально решён в сдержанном сером цвете).

Барельефы

С изображением Нептуна С изображение кентавра (аналогичный размещен в на каждом из этажей в левостороннем подъезде) С изображением античного храма
Фрагмент фасада по улице Пушкинской в его центральной части Оформление центральной части фасада по улице Троицкой

Эркеры

Оформление одного из боковых эркеров Полуротонда бокового эркера Капитель колонны полуротонды бокового эркера Вид на боковой эркер (правосторонний) по улице Пушкинской
Барельеф, украшающий один из боковых эркеров Барельеф бокового эркера над порталом правостороннего подъезда по Пушкинской

Один из симметричных барельефов с растительным мотивом

Руст верхних этажей условный, неглубокий. Оконные проёмы второго (по Пушкинской и по Троицкой — третьего) этажа наиболее приближены к пластическим формам модерна, общие очертания эркеров также красноречиво намекают на эпоху строительства дома. Массивные каменные балконы были практически полностью утрачены, однако во время последнего ремонта воссозданы со стороны Пушкинской. Более простые балконы с коваными перилами постигла та же участь. Со стороны Троицкой балконы не воссоздавались.

Отделка второго этажа (со стороны Троицкой) в центральной части фасада

Балконы

Один из балконов третьего этажа Один из балконов четвертого этажа Один из балконов Один из балконов
Один из балконов третьего этажа с коваными перилами, фрагмент Один из балконов третьего этажа с коваными перилами, фрагмент Один из балконов третьего этажа с коваными перилами, фрагмент Балконные перила, стилизованная гирлянда Фрагмент перил балкона на четвёртом этаже
Воссозданный балкон со стороны Пушкинской над входным порталом и лоджия под эркером Реконструированный орнамент на воссозданном балконе со стороны Пушкинской

Резная деталь оригинального оконного переплёта на первом этаже со стороны Троицкой

Утрачена была и башня-ротонда, украшавшая когда-то угол здания и хорошо заметная на старых фотографиях. Аварийная башня была демонтирована в начале 1990-х, а барабан, оставшийся на её месте, накрыли жестяными листами.

Со стороны Троицкой, по центральной оси фасада, расположена высокая, занимающая два этажа, проездная арка с полуциркульным сводом, мотив оформления которого перекликается со сводами вестибюлей в подъездах со стороны Пушкинской. В самой арке сохранились оригинальные двери, утратившие со временем почти весь декор, за исключением резных венков.

Арка проезда во двор

Портал
Внутренний вид с улицы Внутренний вид с улицы

Внутренний вид с улицы

Внутренний вид со двора

Фрагмент сводов

Входная дверь:

Декор Декор

Тыльный портал

Фасады здания со стороны двора совершенно минималистичны и полностью лишены декоративных элементов оформления. Оба лицевых крыла дополнены по краям участка дополнительными крыльями (по Троицкой находилось конторское крыло с собственной лестничной клеткой), примыкающими к ним под прямым углом.

Внутренний двор

Тыльный фасад крыла по Пушкинской и части крыла по Троицкой Тыльный фасад крыла по Пушкинской Фрагмент тыльного фасада крыла по Пушкинской, вид снизу вверх

Перила лестницы у двери чёрного хода

Вид угла на стыке лицевых крыльев Вид угла на стыке дворового и лицевого крыльев по Троицкой
Дворовое крыло по Троицкой, примыкающее к лицевому под прямым углом Дворовое крыло по Троицкой, примыкающее к лицевому под прямым углом

Фрагмент тыльного фасада крыла по Троицкой, вид снизу вверх

Архитектура внутридворового флигеля достаточно сдержана, главными акцентами служат треугольные и полукруглые сандрики над окнами второго этажа.

Внутридворовой жилой флигель

Внутридворовой жилой флигель конца XIX века, старейшая часть застройки участка, общий вид Внутридворовой жилой флигель конца XIX века, старейшая часть застройки участка, общий вид
Треугольный сандрик второго этажа Полукруглый сандрик второго этажа

В разное время одна за другой были убраны оригинальные двери подъездов со стороны Пушкинской. Такая же дверь, которая вела в конторские помещения (ныне колледж экономики и торгового менеджмента), со стороны Троицкой была заменена приблизительной копией (к сожалению, ничего общего с оригиналом не имеющей кроме общих композиционных очертаний). Последняя дверь вела в левосторонний подъезд по Пушкинской и исчезла во второй половине 2000-х.

Входные порталы подъездов

Фасад по Пушкинской, вход в правосторонний подъезд Фасад по Пушкинской, вход в правосторонний подъезд Фасад по Пушкинской, вход в левосторонний подъезд

Оригинальная дверь левостороннего подъезда (ныне утрачена).

Вход в конторское крыло Дверь входа в конторское крыло Дверь входа в конторское крыло, деталь Дверь входа в конторское крыло, деталь

Парадные подъезды идентичны по конфигурации, но в правостороннем направление лестничных пролётов параллельны оси вестибюля, перпендикулярно которому повернуты пролёты в левостороннем подъезде. Карнизы вестибюлей поддерживают сдвоенные полуколонны с капителями утрированных, модернизированных пропорций. Свод покрывают углубления квадратной формы, в центр каждого из них вписан цветок. Цветы встречаются двух разновидностей и расположены в шахматном порядке. Такой простой, на первый взгляд, ход создаёт впечатление необычайной торжественности, несмотря на относительно небольшие габариты вестибюля.

Левосторонний подъезд по Пушкинской, вестибюль и тамбур

Вид вестибюля со стороны входа Вид вестибюля со стороны лестничной клетки

Вестибюль:

Своды Деталь сводов Деталь сводов Карниз

Тамбур

Вид со стороны лифта

Своды

Капитель Капитель Карниз

Вестибюли в обоих подъездах идентичны по оформлению, однако вестибюль левостороннего подъезда длиннее в полтора раза, за счёт наличия большого, квадратного в плане тамбура, свод которого повторяет композиционно свод самого вестибюля и поддерживается по углам одинарными полуколоннами. Сама лестничная клетка в плане имеет форму вытянутого прямоугольника, где одна из коротких сторон заменена полудугой и образует площадку полукруглой формы. Здесь размещаются двери в квартиры (в правостороннем подъезде полукруглая площадка является межпролётной, а двери квартир размещены на прямоугольной), между ними дверь лифта, проём которой имеет заметно меньшие размеры.

Над лифтовой дверью на каждом этаже помещён восьмиугольный барельеф с изображением кентавра. Такие же барельефы, в числе прочих, видны на фасадах дома (упомянуты выше).

Барельеф с изображением кентавра

В правостороннем подъезде барельефы отсутствуют, зато сохранилась дверная фрамуга между вестибюлем и лестничной клеткой. Двери квартир сдержаны по общей композиции, однако украшены резными «камеями», меандрами по верхнему краю и симметричными растительными композициями по низам. Встречаются также и более простые двери, без украшений. Однако их принадлежность к периоду модерна несомненна.

Левосторонний подъезд по Пушкинской, квартирные двери

Одна из дверей Одна из дверей

Одна из дверей, упрощенная версия

Верхняя часть двери, камеи и меандр

Декор нижней части двери

Рисунок перил подъездов относительно сдержанный, украшен только растительными орнаментами на опорных стойках. Пролёты между опорными стойками лишены декоративных украшений, за исключением меандра, примыкающего к поручням. Все основные элементы оформления сконцентрированы на входном пролёте, где декоративная стойка дополнена большим квадратным завитком (созвучен с вышеупомянутым меандром) и пальмовыми листьями.

Левосторонний подъезд по Пушкинской, лестничная клетка

Входной пролет перил у подножия лестницы Деталь входного пролета Завиток поручня

Перила

Общий вид пролетов

Фрагмент пролета Верхняя секция
Фрагмент Стойка Стойка Стойка Деталь стойки Деталь стойки Деталь стойки Меандр

В окнах сохранилась большая часть витражных стёкол, на которых ещё хорошо различимы изображения венков и различные цветочные мотивы. Простой по композиции переплёт дошел до наших дней без изменений.

Левосторонний подъезд по Пушкинской, витражи

Общий вид одного из окон с витражами Общий вид одного из окон с витражами

Фрагменты витражей

В нижней части оконного переплета В верхней части оконного переплета В верхней части оконного переплета В верхней части оконного переплета

Оформление потолка лестничной клетки очень простое и доведено до геометризма, однако в обоих подъездах потолки разнятся по композиционному решению. Также в помещении одной из квартир, где ныне расположены офисы различных организаций сохранился великолепный карниз, напрямую цитирующий «сталактитовый» орнамент.

Потолок над лестницей левостороннего подъезда по Пушкинской

«Сталактитовый» карниз в одной из бывших квартир

Правосторонний подъезд по Пушкинской

Вид на вестибюль со стороны лестничной клетки

Фрамуга двери, ведущей из вестибюля на лестничную клетку

Декоративная арка над нишей

Окно с витражом Аутентичная часть витража

Стойка перил

Потолок над лестничной клеткой

Лестничная клетка конторского крыла во многом повторяет оформление подъездов по пушкинской, однако главными ее достопримечательностями служат сохранившиеся стекла световых окон с фототравлением в стиле раннего модерна.

Окна лестничной клетки конторского крыла

Стекла с фототравлением Стекло с фототравлением

В целом дом Асвадурова принадлежит к целой плеяде солидных и внушительных доходных домов, украсивших Одессу в 1910-е г.г. и обогативших ее архитектурную палитру оттенками неоклассицизма, югендстиля и рационального модерна высшей пробы. В их ряду здание занимает одно из виднейших мест, по праву оставаясь одним из лучших образцов одесской неоклассической архитектуры своего времени.

Использованная литература и архивы

Авторы

Sprung up in 1914 at a crossroad of Pushkinskaya and Troickaya Streets, a huge apartment house of Asvadurov K., was destined to become one of the last significant pre-revolutionary buildings of Odessa. The building boggles minds at present as well, embodying Art Nouveau fancifulness and pompous imperial spirit of Empire style.

Type of building: apartment house
Style: modernized Neo-Empire style
Architects: LM Chernigov, J. S. Goldenberg
Date of construction: 1913-1914
Status: local historical and architectural monument

Facade general view
pushkinskaya-37-012.jpg
pushkinskaya-37-001.jpg Facade along Troickaya Street
pushkinskaya-37-003.jpg Facade along Pushkinskaya Street
pushkinskaya-37-002.jpg Facade along Pushkinskaya Street

pushkinskaya-37-092.jpg
pushkinskaya-37-091.jpg

nikitenko-1970.jpg
Building Facade fragments. Photograph 1970s by Vladimir G. Nikitenko.

In 1913, on the spot of G. Greenwald’s house (1832, arch. I. Kozlov), at the corner of Pushkinskaya Street and Troickaya Street the construction of a huge building for those times began, it was an apartment house for tobacco manufacturer K. Asvadurov.

https://maps.google.com/maps/ms?msa=0&msid=215238173253828275344.0004c8cccfaa099500462&&t=h&ll=46.476235,30.742417&spn=0,0&output=embed

The tobacco company «Isaac Asvadurov’s sons» was founded in 1886. The latter, how it was written in advertising in 1896, «in a short time was so successful in satisfying the tastes of connoisseurs —consumers of tobacco goods that in 1888 in London and Brussels World Exhibition was awarded big gold medals for tobacco goods and a honorable diploma for cigarettes. Concerning these products every day spreading throughout Russia and abroad, they obtain favorable notices.»

pushkinskaya-37-061.jpg

Initially the factory was located «in a vast exemplary housing with an electric lighting and central heating» in Asvadurovyh’s own house at 58, Uspenskaya Street (later — 66), and the main store was located in Ekaterininskaya Street, in Wagner’s house, and worked there until the Soviet times.

Pompous, speaking volumes about the social status of the customer, the house in fact was building towards the end of the firm’s flourishing. Its construction took less than a year, and the decoration work was completed shortly before the outbreak of World War I.

Creative union of architects LM Chernigov and J. S. Goldenberg was durable and productive — the building once again proved it for its architectural merits, which were quite a few. In particular, it can be said with confidence that finally shaped Goldenberg’s style and hand was just realized with this building , where he not only fulfilled a purely architectural work — the detailed design calculations of the five-storey building was preserved. In addition, the architect acted as a contractor. The skill and taste of the architects are proved enough by the conspicuous fact that, in the light of enthusiasm for «retrospectivism» in the first half of the 1910s, Asvadurov’s house became the subject to imitate. Besides, being a significant part of the urban development and the actual dominant of Pushkinskaya Street and Troickaya Street crossing, the house with its aspect prescribed a Facade composition solution of «Promstroibank» building, raised by the architect L. Volkova and engineer L. M. Frack on the same crossroad in 1987-1990.

Courtyard
pushkinskaya-37-013.jpg Courtyard Facade
pushkinskaya-37-058.jpg Stair railings at the back door
pushkinskaya-37-059.jpg Courtyard residential wing of the late XIX century, the oldest part of the area housing

The building is one of the largest in size of pre-revolutionary Odessa buildings, the second highest after Margulis’ house in Sabanskiy lane and occupying the largest area of land housing (the period of Art Nouveau buildings). The plot itself can be divided into three wings. The front wing in Pushkinskaya Street has five storeys and two main entrances (ground floor is reserved for trading space). Similar wing along Troickaya Street flows from five to six storeys due to the incline of the Street, so it is difficult to define number of storeys. The third wing, which is located within the plot, is a residential building of the late XIX century; it is designed plainly and looks ordinary.

Asvadurov’s house itself was designed so that it forms a right rectangle yard, being enclosed with above-mentioned yard wing. Despite the considerable size of the building, causing the impression of heaviness, it is not without its share of grace and thanks to the abundance of ancient architecture and sculpture motifs, it impressive with strength and serenity.

The composition of front Facades is similar, but the length of the house along Troickaya Street half as longer as its extend in Pushkinskaya Street, due to the fact that the side parts are occupied six windows axes edgewise against two, respectively.

The corner of the house is marked out with the massive rectangular bay window that combines the second and third floors, culminating in the fourth floor balcony-terrace.

pushkinskaya-37-010.jpg
Corner bay window

The composition is crowned with a gable indissoluble with the cornice decorated with a bas relief depicting Aquila eagle. The plot is directly linked to the Roman theme — such images were used as signs of the Legion in the army, and were put on a pole and decorated with wreaths- rings phalerae. Borrowing Aquila as a plot to bas reliefs became frequent in the age of Empire and found its logical continuation in retrospective Art Nouveau architecture of the 1910s.

pushkinskaya-37-066.jpg
Corner pediment and Aquila. Clearly visible above the drum of the lost rotunda, overlapped with tin sheets.

pushkinskaya-37-067.jpg
Bas relief of Aquila on the corner pediment

The central axis of each Facade which are symmetric in composition, is emphasized with a wide two-storey height risalit (in Troickaya Street — three-storey), acting as a pedestal for a stylized portico of four semi columns with simple capitals high as two stories too.

pushkinskaya-37-080.jpg
Bas relief on the cornice

pushkinskaya-37-090.jpg
Original attic window having preserved original sash

pushkinskaya-37-081.jpg Portico semi column capital
pushkinskaya-37-071.jpg Ornamental wreath above capital
pushkinskaya-37-082.jpg Ornamental wreath above capital

Statues
pushkinskaya-37-062_1.jpg Statue on the portico entablature
pushkinskaya-37-063.jpg Statue on the portico entablature
pushkinskaya-37-065.jpg Statue on the portico entablature
pushkinskaya-37-064.jpg Statue on the portico entablature

On the entablature of the portico there are four statues of antique style (because of dilapidation now is attached to the wall with the fixing bars) and a huge pediment with a semicircular niche serves as the composite dominant of the center, as well as the entire Facade as a whole. Its framing was directly borrowed from the architecture of classical Empire — the same course can be seen, for example, in Kamo palace Facade framing (4, Tiraspol'skaya, 1830—1832, Arch. G. Torricelli).

Pediment
pushkinskaya-37-085.jpg Niche vaults design in the center of the pediment
pushkinskaya-37-084.jpg Detail of niche design in the center of the pediment
pushkinskaya-37-072.jpg Decorative detail of the niche framing

pushkinskaya-37-083.jpg Bas relief on the pediment (right-side version)
pushkinskaya-37-070.jpg Bas relief on the pediment (left-side version)

The space between the semi columns is enlivened with three small octagonal bas reliefs with centaur images, Neptune (most probably) and an abstract ancient temple, framed by drapery. Two semicircular bay windows, ending on the last floor and conventionally defined with semi rotundas, decorated in the same plot, depicting the ancient temple (but supplemented by two torches on the sides) impart additional grace to both pediments. Facade walls surface is rusticated, the lower floors are processed with pick dressing texture and have a darker shade (building original decision is in the restrained grey).

Bas reliefs
pushkinskaya-37-086.jpg Bas relief depicting Neptune
pushkinskaya-37-089.jpg Bas relief depicting a centaur (similar is located on each of the floors in the left-side entrance)
pushkinskaya-37-087.jpg Bas relief depicting an ancient temple
pushkinskaya-37-009.jpg Fragment of Facade central part in Pushkinskaya Street
pushkinskaya-37-011.jpg Facade central part decoration in Troickaya Street

Bay windows
pushkinskaya-37-004.jpg Decoration of one of the side bay windows
pushkinskaya-37-005.jpg Side bay window semi rotunda
pushkinskaya-37-079.jpg Capital of semi rotunda column of the side bay window
pushkinskaya-37-006.jpg Side view of the bay window (right-side) in Pushkinskaya Street
pushkinskaya-37-088.jpg Bas relief decorating one of the side bay windows
pushkinskaya-37-068.jpg Side bay window bas relief above the right-side entrance in Pushkinskaya Street

pushkinskaya-37-069.jpg
One of the symmetrical bas reliefs with floral motif

Upper storeys rustic stone is conventional, shallow. Window apertures of the first (in Pushkinskaya and Troickaya Street — the second) floor are the closest to the plastic forms of Art Nouveau, the general outlines of bay windows also hint expressively at the era of building a house. Massive stone balconies were almost completely lost, however, recreated on Pushkinskaya Street side during the last repairs. Simpler balconies with forged railing met the same fate. On Troickaya Street side the balconies were not recreated.

Balconies
pushkinskaya-37-076.jpg One of the second-floor balconies with forged railings
pushkinskaya-37-078.jpg One of the second-floor balconies with forged railings, fragment
pushkinskaya-37-074.jpg One of the second-floor balconies with forged railings, fragment
pushkinskaya-37-077.jpg One of the second-floor balconies with forged railings, fragment
pushkinskaya-37-075.jpg Balcony railings, stylized garland
pushkinskaya-37-073.jpg Fragment of the balcony railings on the third floor

pushkinskaya-37-007.jpg
Reconstructed ornament on the reconstituted balcony on Pushkinskaya Street side

pushkinskaya-37-057.jpg
Carved detail of the original sash on the ground floor on Troickaya Street side

The tower rotunda was lost as well, once decorated the corner of the building and clearly visible in old photographs. Emergency tower was dismantled in the early 1990s, and the drum, remaining in its place, was covered with tin sheets.

In the picture below (1927) while still present tower rotunda is clearly visible and the house itself was not even fifteen years after the end of construction.

pushkinskaya-37-062.jpg

On the central axis of the Facade on Troickaya Street side, there is a high, occupying two storeys, passage arch with cylindrical vault, design motif of the latter is similar to the halls vaults in the entrances in Pushkinskaya Street. In the arch itself the original doors, lost in time most of the decor, except for the carved wreaths, were preserved. The Facades of the building from the courtyard are quite minimalist and totally devoid of decorative design elements.

Passage arch to yard
pushkinskaya-37-056.jpg
pushkinskaya-37-047.jpg Interior View

pushkinskaya-37-015.jpg
Vaults fragment

pushkinskaya-37-014.jpg
Entrance door, decor

At different times, one after the other the original entrance doors in Pushkinskaya Street were removed. The identical door that led into the office facilities (now the College of Economy and Trade Management), in Troickaya Street side has been replaced with an approximate copy (unfortunately, having nothing in common with the original except for general composite shapes). The last door led into the left-side entrance in Pushkinskaya Street and disappeared in the second half of the 2000s.

Front door entrances
pushkinskaya-37-008.jpg Facade in Pushkinskaya Street, the entrance into the right front door

Facade in Pushkinskaya Street, the entrance to the left-side front door

pushkinskaya-37-060.jpg Original left-side entrance door (now lost).

Main entrances are identical in configuration, but in right direction staircases are parallel to the hall axis, which turned perpendicular to the left-side staircases. Halls cornices support semi columns with capitals in exaggerated, modernized proportions. The vault is covered with square hollows; in the center of each a flower is added. There are two varieties of flowers, arranging in a checkerboard pattern. Such a simple, at first glance, the course gives the impression of unusual solemnity, despite the relatively small size of the hall.

Left-side entrance
pushkinskaya-37-038.jpg
Hall (detail), view of the front door

Hall, vaults
pushkinskaya-37-039.jpg
pushkinskaya-37-040.jpg Moulded flower
pushkinskaya-37-041.jpg Moulded flower

pushkinskaya-37-028.jpg
Hall, cornice

Tambour
pushkinskaya-37-037.jpg Vaults
pushkinskaya-37-035.jpg Semi column capitel
pushkinskaya-37-034.jpg Semi column capitel

pushkinskaya-37-045.jpg
Tambour view from the staircase

Halls at both entrances are identical in design, but the left-side entrance hall is half as longer, due to the large, square tambour, which vault repeats compositionally the hall vault and is supported at the corners with single semicolumns. The staircase itself has an elongated rectangle form, where one of the short sides is replaced with a half-arc and makes a semicircular landing. This is the place where the doors to the apartments are placed (the semicircular landing in right-side entrance is between flights of stairs and apartment doors are located on a right-angled area) with the lift door between, which aperture is significantly smaller.

Above the lift door on each floor there is an octagonal bas relief depicting a centaur. The same bas reliefs, among others, can be seen on the Facades of houses (mentioned above). In the right-side entrance bas reliefs are not available, but door transom remained between the hall and staircase was preserved. Doors of the apartments are restrained according to the total composition, but are decorated with carved «cameos», meanders along the top edge and symmetrical floral compositions along the bottom. The simpler doors, without ornaments, can be seen as well. However, their belonging to the period of Art Nouveau is indubitable.

Left-side entrance, staircase
pushkinskaya-37-033.jpg Front railings flight at the foot of the staircase
pushkinskaya-37-031.jpg Railings scroll at the foot of the stairs
pushkinskaya-37-032.jpg Decorative railings detail
pushkinskaya-37-036.jpg Railings, the general view composition
pushkinskaya-37-019.jpg Railings post
pushkinskaya-37-027.jpg Meander, located between the railing posts
pushkinskaya-37-024.jpg Railings
pushkinskaya-37-020.jpg Railing posts
pushkinskaya-37-022.jpg Railing post
pushkinskaya-37-025.jpg Railings, floral arrangement at the top of the post
pushkinskaya-37-026.jpg Railings, middle of the post decor
pushkinskaya-37-023.jpg Railings, middle of the post decor
pushkinskaya-37-048.jpg Railings, horizontal section

pushkinskaya-37-043.jpg Stained glass fragments
pushkinskaya-37-016.jpg Stained glass, top of the window
pushkinskaya-37-042.jpg Stained glass piece at the bottom of the window

pushkinskaya-37-018.jpg
Bas relief depicting a centaur

pushkinskaya-37-058_1.jpg Apartment doors, various options
pushkinskaya-37-044.jpg The upper part of the door, cameo and meander
pushkinskaya-37-021.jpg Bottom of the door decor

pushkinskaya-37-017.jpg
Staircase ceiling, general view

Entrance railings pattern is relatively restrained, decorated only with floral ornaments on supports. The spaces between supports are devoid of decoration except meander bordering with the railings. All of the major design elements focused on the entrance passage, where a decorative support is supplemented with a large square scroll (in tune with the above-mentioned meander) and palm leaves.

In the windows a large part of stained glass, which has clearly visible images of wreaths and a variety of floral motifs, has been preserved. Simple in composition sash has come to our time without modification.

Staircase ceiling design is very simple and was brought to geometrism, but ceilings in both entrances vary in composition solution. Besides, the room in one of the apartments, where now there are offices of various organizations, keeps a gorgeous cornice directly quoting «stalactitic» ornament.

pushkinskaya-37-029.jpg
«Moresque» stalactitic cornice in a former apartment

Right-side entrance
pushkinskaya-37-055.jpg
Hall view from the staircase

pushkinskaya-37-049.jpg
Door transom leading from the hall to the staircase

pushkinskaya-37-050.jpg
Decorative arch above the niche

pushkinskaya-37-052.jpg
Railings fragment

pushkinskaya-37-051.jpg Window with stained glass remnants
pushkinskaya-37-053.jpg Stained glass, fragment

pushkinskaya-37-054.jpg
Staircase ceiling decoration

There is no doubt that the house was intended for living of rather propertied people: some apartments area reach 170 meters and equipping of the building was carried out on extremely modern lines. The building was equipped with lifts, bathrooms and electric lighting. Housing insolation was also thought out well, including ground floors areas with windows facing the courtyard.

In the post-revolutionary period house gradually lost its residential functions: offices of various city organizations, including Dorprofsoyuz (trade union of railwaymen) and the newspaper «The Black Sea whistle» housed in the former apartments. Later, there was the city executive, so the house was mentioned in a newspaper in midst 50's:

«A meeting of the Odessa City Electoral Commission for elections to the City Council of People's Deputies, which discussed the organizational and technical preparations for the elections, approved work plan and set daily duty in the evening. The Commission is set in the city executive house in 37, Pushkinskaya Street.»

 

 
References and archives

Authors