Маразлиевская, 54. Доходный дом Н. Крыжановского-Аудерского

Одно из самых живописных зданий Маразлиевской, доходный дом Н. Крыжановского-Аудерского, привлекает множеством неповторимых более нигде в Одессе архитектурных решений. Кроме того, мало какой дом в городе может соперничать с рассматриваемым зданием по количеству стилей, одновременно задействованных в оформлении фасада.

Тип здания: доходный дом
Стиль: модернизированная эклектика
Архитектор: Л. Л. Влодек
Дата строительства: 1900
Статус: памятник архитектуры местного значения

В ходе самой первой раздачи участков под застройку частным лицам в сентябре 1794 года их предполагаемое количество было определено в 827 единиц. При этом некоторые лица, например, сам вице-адмирал Иосиф де Рибас, его братья, генерал-поручик князь Волконский, секунд-майоры Поджио и Кирьяков, инженер-подполковник де Волан, инженер-капитан Кайзер, подполковник Кобле, капитан Шостак, купцы Кленов, Железцов, Портнов, Врето и др. получили по два и более мест. Впоследствии число розданных мест увеличилось примерно вдвое, но это не решало проблемы заселения большого города, что привело к тому , что очень скоро численность жителей, по крайней мере, на порядок превышала число домовладельцев.
Поквартальное число мест в самой престижной части города, между Дерибасовской, Польской, Успенской и Преображенской — как правило, 10. Здесь кварталы почти квадратные в плане. Есть кварталы прямоугольной формы, по 12 мест, например, значительная часть нечетной стороны улицы Троицкой. Прямоугольные кварталы по четной стороне Дерибасовской и Канатной — по 8 мест. Если учесть, что в разное время были домовладельцы, располагавшие несколькими участками в историческом центре, иногда почти целыми кварталами (Анатра, Вагнер, Коган, Крамарев, Ширяев и др.), то становится очевидным: эпицентр Одессы не мог развиваться иначе, как только строительством доходных домов с нарастающим итогом.
Абсолютное число одесситов всю жизнь обитало в доходных домах, лишь год от года меняя свою дислокацию в соответствии с возможностями и потребностями. Здесь жил весь средний класс — чиновники, частные врачи, акушерки, юристы, инженеры и архитекторы, преподаватели, актеры, художники, коммерсанты, военные. Довольно проследить маршрут любой сколько-нибудь известной в региональной или локальной истории семьи, чтобы убедиться: вся ее биография заключена в переездах из одного доходного дома в другой.
Так или иначе, а уже к концу XIX столетия центр Одессы состоял практически из одних доходных домов, а начало XX века знаменовало резкое увеличение этажности. Строительство доходных домов в центре Одессы, на рубеже веков достигло настоящего апогея. Именно в этот период постепенного охлаждения интереса к историческим стилизациям на фоне становления принципиально нового стиля модерн, город украсился множеством ярких и изысканных зданий, многие из которых сегодня играют огромную роль не только с архитектурной. но и градостроительной точки зрения.
Зачастую доходные дома сооружались в качестве источника основной прибыли домовладельцев, однако нередки были случаи возведения таковых для обеспечения дополнительного (гарантированно бесперебойного) притока денег, в то время как основной род деятельности домовладельца чаще всего относился к сфере торговли или промышленности.
Подобных примеров в истории Одессы действительно немало. Великолепной доходной недвижимостью располагали к примеру табачные фабриканты Асвадуровы, владелица пивоваренного завода М. Кемпе, державший собственный мыловаренный завод Я. Наум, владелец ресторана в Александровском парке Н. Г. Короне и т. д.
В 1900 году потомственный владелец элитных парфюмерных магазинов в центре Одессы, Роман Аудерский возвел на одной из самых престижных улиц города, Маразлиевской, один из красивейших доходных домов своего времени. Проект здания, восторженное описание и сопроводительный снимок которого можно увидеть в путеводителе по Одессе Д. И. Вайнера за 1901 год, был составлен архитектором Л. Л. Влодеком, расцвет творчества которого пришелся именно на начало XX века. Здесь проявились в полной мере стилистические особенности архитектуры Л. Л. Влодека — удачное сочетание неоштукатуренного кирпича
с лепным декором и отделкой изразцами. Годом ранее Влодек окончил возведение огромного Пассажа на углу Дерибасовской и Преображенской, а дом Аудерского проектировался им параллельно с ансамблем домов Фальц-Фейна в начале улицы Надеждинской (Гоголя), более известным одесситам как «Дом с Атлантами».
Позднее дом «причудливой архитектуры» (из путеводителя 1910 г) перешёл к помещику Н. Крыжановскому, прикрепившему свою владельческую табличку («Дом Н. Н. Крыжановского»), сохранившуюся до сих пор слева от проема проездной арки. Несмотря на то, что значительных событий в истории дома не было, здание упоминалось не только в путеводителях начала XX века, но и нашло отображение в литературе. В. П. Катаев, который какое-то время жил в нём со своей семьёй (в 1900-х гг.) — в одной из комнат бывшей «барской» квартиры, в повести «Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона» впоследствии писал:

«…мы переехали на другую квартиру (…) в шикарном доме Аудерского на Маразлиевской, одной из лучших улиц города...».

«Шикарный дом Аудерского на Маразлиевской» состоит из П-образного в плане лицевого четырехэтажного здания и двух внутридворовых флигелей, двух- и трехэтажной высоты.
Как и полагается, наиболее презентабельной из всех построек участка, является именно лицевая.
Анализируя архитектуру дома, нельзя не отметить факта того, что на его постройку Аудерский не жалел денежных средств, а Влодек — фантазии. Однако в то время как его интерьеры нельзя назвать чем-то из ряда вон выходящим, фасад поражает обилием задействованных стилей и приемов отделки, разнообразием деталей и пластических ходов. Несмотря на это дом выглядит удивительно целостным и гармоничным, вопреки декоративному изобилию, граничащему с перегруженностью. Кроме выразительной в целом отделки фасада, дом обладает так же ярким и запоминающимся силуэтом, благодаря легкой ассиметрии, высокому изящному шпилю над левосторонним эркером и двум люкарнам разной величины.
Ширина фасада дома составляет семь осей, крайние и центральная декорированы изысканнее остальных, причем оформление это различно у всех трех.
Первый этаж отделан выразительным рустом с «алмазными» вставками по краям оконных проемов и веерных замковых камней. Простенки второго и третьего этажей облицованы красным кирпичем, удачно сочетающимся с ритмом горизонтальных тяг. На третьем этаже между тягами расположены изысканные изразцы. Сандрики окон обоих этажей — лучковой формы, однако если на третьем они повторяют форму окон, то окна второго этажа имеют классические прямоугольные проемы. Первый и второй этажи разделяет средней выраженности строгий карниз, второй и третий — вертикальные тяги с пышными медальонами. Окна второго и третьего этажей вертикально сгруппированы условными «наличниками» лучковой формы. Между третьим и четвертым этажами протянут широкий фриз, поле которого заполнено однотонной майоликой зеленого цвета. Он охватывает всю ширину фасада за исключением крайних осей. Окна четвертого этажа — полуциркульные, их обрамляют пышные наличники с применением невысоких декоративных полуколонн. Над изящными, пластично изогнутыми сандриками расположены богато декорированные лепные филенки. Следует отметить в оформлении четвертого этажа необычное сочетание форм немецкого ренессанса и черт романской архитектуры с изящным, модернизированным декором. Если говорить о модерне, отдельные его элементы так или иначе присутствуют на всех этажах дома, однако на четвертом его концентрация наиболее явственна.
Одним из основных акцентов главного фасада является эффектный портал проездной арки, занимающий высоту двух этажей и композиционно объединяющий сам проезд и большое полуциркульное окно дворницкой над ним. Главным украшением портала служит композиционно играющий роль замкового камня окна дворницкой большой женский маскарон, обрамленный по сторонам слегка провисающими канатами, сходящимися на его шее в виде узла. Весьма широко известен тот факт, что подобные маскароны с веревками на шеях присутствуют еще на двух домах Маразлиевской — №2 и №5. Композиция маскарона и двух симметрично изогнутых канатов дополняется по сторонам стилизованными «парфюмерными флаконами» с сыпящимися из них яблоками (?), что должно было намекать на род деятельности заказчика дома.
Верхняя часть портала увенчана строгим, но эффектным щипцом. Опираясь на пышные строенные консоли, она резко нависает на улицей и играет роль основания эркера, занимающего по высоте третий и четвертый этажи. Отделка эркера на третьем этаже в целом выполнена в ключе остального этажа (кроме крайних осей), окно четвертого этажа по декорированию аналогично остальным до мелочей. Портал и эркер центральной оси дома дополняются массивной люкарной с большим круглым окном-розеткой, уже упоминавшейся выше. В общих чертах люкарна выполнена в ключе романской архитектуры и перекрыта двухскатной крышей со щипцом сложной формы. Она выгодно подчеркивается выразительной шатровой крышей дома, которую когда то покрывала высококачественная французская черепица, ныне практически полностью утраченная.
Крайняя правосторонняя ось на первом этаже фланкирована выраженными лопатками, остальная отделка на каждом этаже стилистически перекликается с отделкой остальных его окон. Здесь, со второго по пятый этажи расположены классические открытые балконы с металлическими ограждениями, которые со временем заменили собой внушительные каменные балюстрады, хорошо заметные на фото из путеводителя Д. И. Вайнера (1901 г.).
Композиционная роль крайней левосторонней оси подчеркнута мощным эркером, охватывающим практически всю высоту дома, со второго по пятый этажи. Основание эркера покоится на двух массивных консолях пластичных, барочно-модерновых форм. Оформление эркера на втором этаже очень скромно и почти лишено деталей, лучковое окно дополнено простым веерным замковым камнем вертикально вытянутых пропорций. На третьем этаже расположен небольшой балкон с каменной балюстрадой, фронтальная сторона которого имеет по центру изящный изгиб; дверной проем полуциркульной формы так же увенчан замковым камнем. Замковый камень декорирован у основания лепным маскароном мифического существа, более всего напоминающего волка или дракона, гневно вцепившегося передними лапами в дверной наличник. На четвертом этаже эркер оканчивается лоджией, перекрытой двухскатным шатром, формы которого позаимствованы у входных порталов, встречающихся в европейских постройках романского периода.
Шатер лоджии хорошо гармонирует с высоким ступенчатым фронтоном со шпилем, так же вызывающим ассоциации со средневековой (в данном случае — североевропейской) архитектурой. Противоположная крайняя ось венчается люкарной приземистых пропорций, форма которой во многом схожа с формой центральной люкарны и верхней части портала арки. Фасадные плоскости дома оканчиваются высокой глухой балюстрадой, протянувшейся от левостороннего фронтона к центральной люкарне и от центральной люкарны до самого края фасада.
Арка проезда с плоскими перекрытиями, почти лишенная отделки, ведет в просторный двор с периметральной застройкой различной этажности. Фасады флигелей и тыльные фасады главного здания имеют массивные оконные наличники, выполненные в формах упрощенного до схематизма ренессанса. Среди сохранившихся деталей стоит упомянуть простые, но редко встречающиеся балконные ограждения и нарядный кованный козырек над входом в подъезд тыльного трехэтажного флигеля.
Вход в подъезд главного здания располагается в арке. Сам подъезд достаточно просторен и хорошо инсолирован посредством окон, выходящих во двор. Перила подъезда относятся к дорогим секционным моделям, однако их дизайн не является эксклюзивным. Ни оригинальных квартирных дверей (за исключением одной, утратившей большинство резных деталей), ни лепного декора подъезд не сохранил, однако мрамор ступеней и площадок дошел до наших дней в достаточно неплохом состоянии.
К правостороннему боковому крылу главного здания примыкает двухэтажный флигель хозяйственного назначения. Левостороннее крыло заметно протяженнее правостороннего и не имеет никаких пристроек, если не брать в счет безобразный двухэтажный новодел, примыкающий к его торцу.
С тыльной стороны двор замыкает трехэтажный флигель, помещения которого вероятно предназначались для квартиросъемщиков относительно скромного достатка. Перила, установленные в подъезде флигеля представляют собой предельно упрощенную версию перил в подъезде главного здания. Дополнительно подъезд оборудован длинным вестибюлем. Полы облицованы узорчатой кафельной плиткой нескольких разновидностей. Лестничные ступени изготовлены из мрамора, что в свою очередь подтверждает версию о предназначении флигеля отнюдь не для прислуги.
Доходный дом Н. Крыжановского-Аудерского за время своего существования утратил отдельные значимые элементы оформления, а часть сохранившихся пребывает в очень ветхом состоянии. В последние годы, параллельно варварским надстройкам и пристройкам со стороны двора, были проведены работы по приданию фасаду дома относительно сносного вида. Благодаря этому многие ценнейшие элементы декора были фактически спасены от разрушения и утраты, однако в целом состояние дома продолжает оставаться далеким от удовлетворительного.

Использованная литература и архивы

  • «Зодчие Одессы». В. Пилявский
  • «Архитектура Одессы. Стиль и время». В. Пилявский
  • «Здания, сооружения, памятники Одессы и их Зодчие». В. Пилявский
  • Статья о Маразлиевской на сайте об Одессе
  • «Вдоль по Маразлиевской…». Публикация Татьяны Заярной
  • Старые фотографии с сайта Одесская фотогалерея. Архив пользователя brassl

Авторы

Поделиться
Запинить
5 комментариев
Семен Козаков

Любимый дом в Одессе!

Эдик

Жемчужина города, простоявшая более века,
пережившая все ужасы исторического бытия
и сохранившая свою прелесть!

Иосиф Брухис

Жаль, нет фото внутри.

Скептик Одесский

Хотелось бы, други мои увидеть описание одноэтажного домика справа... Он хорош... А еще — руин здания технического общества, странно сгоревшего в двадцати метрах от пожарной части. Вы бы по руинам походили — их скоро сменят многоэтажные палаты от Климова. Не тратьте свой задор на здание Академии связи. Лучше сфоткайте их старый лабораторный корпус. Вот где страх...

Скептик Одесский

К сожалению, Одесса не город, а изящная декорация, наспех сколоченная в 19 веке для спектакля «Южные ворота России, хлебная торговля». Позвали мастеров из южной Европы и они из ракушечника, досок, соломы и гипса срочно создали иллюзию усредненного средиземноморского города типа Генуи или Марселя. Одно дело сохранять Города типа Рима, Мадрида, Парижа или Лондона — и другое поддерживать жизнь в макете города. Я родился в Одессе. Я живу в ней уже 60 лет. Я влюблен в нее, но большая часть моей Одессы существует лишь в моей памяти. Шансов сохранить город на ближайшие 100 лет — нет. Нужно создать и бережно хранить виртуальный образ. Одесса — город нюансов, уютных двориков и, как ни странно, легкого аромата тлена. «Евроремонт» и тщательно подделанные «новоделы» — смерть одесского духа. С Городом так нельзя... Очень прошу авторов уделить внимание руинам. В частности — женской гимназии на Старопортофранковской. Ведь красиво...

Популярное